0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оправдание по реабилитации

Уголовная реабилитация: когда государство признает свою вину

К сожалению, в ходе уголовного судопроизводства нередко допускаются ошибки, из-за которых может пострадать непричастный к совершенному преступлению субъект; подобные ошибки могут быть допущены как дознавателями, следователями, так и судами. Если такое произошло, привлечённые по ошибке к уголовной ответственности лица в силу ст.53 Конституции РФ вправе рассчитывать на возмещение вреда, возникшего из-за противозаконных действий (бездействия) органов госвласти или должностных лиц, то есть на реабилитацию.

Основные положения, касающиеся уголовной реабилитации, прописаны в главе 18 УПК РФ. Так, согласно ст.133 УПК РФ правом на реабилитацию в уголовном процессе обладают физлица, в отношении которых:

  • был провозглашен оправдательный приговор (исключая уголовные дела частного обвинения);
  • преследование завершилось из-за отказа гособвинителя от обвинения;
  • преследование завершилось из-за отсутствия события или состава преступного деяния, отсутствия заявления пострадавшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, а также в некоторых других установленных законом случаях;
  • вступивший в законную силу обвинительный приговор отменен, в том числе частично, а уголовное дело было прекращено в виду непричастности осуждённого к совершению преступления либо по иным установленным законом основаниям;
  • при отмене незаконного или необоснованного постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера.

Также правом на реабилитацию обладают иные физлица, в отношении которых нелегально практиковались меры процессуального принуждения (например, имели место незаконные задержания, привод, заключения под стражу и т.п.). Достаточно часто требуется помощь по экономическим преступлениям субъектам, выступающим, например, в роли свидетелей.

«На реабилитацию не могут рассчитывать физлица, избежавшие наказания ввиду амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста уголовной ответственности невозможности осознавать характер содеянного и руководить своими действиями в силу отставания в психическом развитии, принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния».

Реабилитация в уголовном процессе: что она включает

Гражданин, ставший жертвой ошибки органов предварительного расследования или правосудия, вправе рассчитывать на:

  1. Возмещение имущественного вреда. Субъект может взыскать с государства, например, неполученные доходы, расходы на услуги защитника, судебные штрафы, стоимость уничтоженного имущества и т.д. Следовательно, в каждом случае сумма может быть разной.
  2. Компенсацию морального вреда. При выяснении величины компенсации следует принимать к сведению длительность процесса, вид санкции, а также иные важные моменты. Помимо денег, гражданину должен принести извинения работник прокуратуры от имени России. Если информация об уголовном деле освещалась в СМИ, то в том же издании должна быть помещена заметка о реабилитации.
  3. Восстановление в трудовых, имущественных, пенсионных и прочих правомочиях. Например, незаконно привлечённый к уголовной ответственности подлежит восстановлению в прежней должности по прежнему месту работы, ему возвращают ранее изъятое имущество, восстанавливается звание и т.д.

«Ряд спорных вопросов применения реабилитации в уголовном судопроизводстве решаются судами в соответствие с Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»

Если гражданин хочет взыскать имущественный вред, ему следует обратиться с соответствующим требованием в суд, который принял решение о прекращении уголовного дела (преследования), либо в суд по собственному месту проживания, либо месту расположения органа, постановившего прекратить уголовное дело или преследование, принявшего решение о незаконном применении меры процессуального принуждения. На это отводится 3 года, которые начинают исчисляться с момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав. Не позже 30 суток судья решает вопрос о производстве выплат.

Важно!

«Право требования возмещения имущественного вреда принадлежит не только несправедливо обвиненному, но и его близким родственникам в случае смерти последнего. А вот компенсацию за моральный вред родственники просить не вправе, поскольку данное право неотделимо от личности субъекта».

Взыскание морального вреда происходит путем подачи иска, который предъявляется по месту расположения ответчика или месту проживания физлица.

Возможные проблемы

Право на реабилитацию в уголовном судопроизводстве существует, но на практике возникают проблемы с его реализацией. Приведем две основные.

  1. Существенное занижение размера имущественного или морального вреда. Суды, идя на поводу у ответчиков – представителей Минфина – снижают размер компенсации, руководствуясь принципом «разумности и обоснованности».
  2. Незаконный или необоснованный отказ в праве на реабилитацию. Для стороны обвинения (следствия, дознания, прокуратуры и суда) реабилитация – явление крайне нежелательное, поскольку свидетельствует о незаконном уголовном преследовании и указывает на некомпетентность, халатность и несоблюдение законодательства лицами, ранее это преследование осуществлявшими. Кроме того, получая зарплату из государственного бюджета, допустившие нарушения сотрудники делают все возможное, чтобы исключить расходование средств на реабилитацию из этого же бюджета. Поэтому соответствующие должностные лица всячески препятствуют признанию права на реабилитацию.

Решить эти две проблемы вполне может опытный уголовный адвокат, который не только подготовит необходимые документы для суда, но и представит интересы своего доверителя в процессе. Специалист добьется выплаты всех положенных компенсаций в полном объеме, даже если для этого придется обращаться в вышестоящие инстанции.

Кроме того, адвокат поможет восстановить срок исковой давности, если он был упущен реабилитированным субъектом.

Приведем пример, когда гражданин смог добиться справедливости в Верховном Суде РФ.

Алексей Золотарев, незаслуженно помещенный в СИЗО на 3 года и 2 месяца, потребовал возмещения морального вреда. Органы правосудия первых двух инстанций реабилитированному присудили лишь 150 тысяч рублей. В Верховном Суде РФ Золотарев добился присуждения компенсации в размере более 2,3 миллионов рублей – по 2 тысячи рублей за каждый день.

Отсюда следует, что гражданину, имеющему право на реабилитацию, ни в коем случае нельзя опускать руки. Заручитесь поддержкой адвоката, и шансы на получение справедливой компенсации резко возрастут.

Прокуратура Камчатского края

Прокуратура Камчатского края

Список органов прокуратуры Камчатского края

Календарь новостей

Разъяснения прокурора

Прокурор рассказал школьникам об уголовной ответственности несовершеннолетних

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: изменения в работе судебных приставов-исполнителей

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: соблюдение трудовых прав граждан при установлении режима отдыха и питания

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: право гражданина на реабилитацию

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: уголовная ответственность за содействию терроризму

ПРОКУРОР РАЗЪЯСНЯЕТ: право гражданина на реабилитацию

  • 18.12.2019 Прокуратура разъясняет, Защита прав граждан в суде, Разъяснения прокурора
  • Просмотров: 654

В соответствии с положениями ст.133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, взыскание морального вреда и подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор; подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения; подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и пунктами 1 и 4-6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, то есть по реабилитирующим основаниям; осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ; лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера — в случае отмены постановления суда.

Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в п. 1-4 ч. 2 указанной статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК РФ, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со ст. 318 УПК РФ, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора и оправдания осужденного или прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 ч. 1 ст. 24 и пунктами 1, 4 и 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Читать еще:  Погасить судимость досрочно

Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей статьей имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, не достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, за исключением случаев вынесения судом постановления, предусмотренного п. 1 ч. 3 ст. 125.1 УПК РФ.

В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Статьей 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации закреплено право реабилитированного гражданина на возмещение имущественного и морального вреда, восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Обязанность возмещения вреда в полном объеме принимает на себя государство в лице Минфина России.

Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с незаконным уголовным преследованием, возникает в случаях:

1) вынесения в отношении подсудимого оправдательного приговора;

2) прекращения в отношении подсудимого уголовного преследования в связи с отказом государственного или частного обвинителя от обвинения либо его частичного оправдания;

3) прекращения уголовного преследования в отношении подозреваемого (обвиняемого) в связи с отсутствием события преступления; отсутствием в деянии состава преступления; отсутствием заявления потерпевшего по делам частного обвинения;

4) прекращения уголовного преследования в отношении подозреваемого (обвиняемого) в связи с непричастностью к совершению преступления;

5) полной или частичной отмены вступившего в силу обвинительного приговора и прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям;

7) отмены постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера.

Приведенный перечень оснований для реабилитации не является исчерпывающим, так как в законе установлено, что право на реабилитацию имеют также лица, незаконно подвергнутые мерам процессуального принуждения в рамках уголовного дела. Под мерами процессуального принуждения понимается задержание подозреваемого; личный обыск подозреваемого; меры пресечения; обязательство о явке; привод; временное отстранение от должности; наложение ареста на имущество; денежное взыскание.

Положения закона не распространяются на случаи, когда уголовное преследование лица прекращается по нереабилитирующим основаниям (прекращение уголовного дела за примирением сторон, за деятельным раскаянием, истечением срока давности уголовного преследования, применением акта об амнистии). Также ущерб не подлежит возмещению, если лицо путем самооговора препятствовало установлению истины и тем самым способствовало применению к нему мер процессуального принуждения.

Реабилитированное лицо вправе обратиться за возмещением вреда в судебные органы в рамках гражданского судопроизводства.

Статья 134. Признание права на реабилитацию

Комментарий к статье 134

Процессуальными актами, подтверждающими реальное наступление подлежащего возмещению ущерба, могут быть постановления органов предварительного расследования или прокурора о прекращении уголовного дела; оправдательные приговоры; постановления (определения) судей и судов о прекращении дела. Вынося указанные решения, органы дознания, следователи, прокуроры, суды, судьи обязаны не только разъяснить гражданину порядок восстановления его нарушенных прав, но и принять предусмотренные законом меры к возмещению ущерба. Решение о разъяснении реабилитированному лицу права на возмещение ущерба излагается отдельным пунктом в резолютивной части постановления о прекращении уголовного дела или оправдательного приговора.

Разъяснение права и порядка возмещения ущерба обязан осуществлять суд, постановивший оправдательный приговор, а при прекращении дела в кассационном или надзорном порядке — суд, рассмотревший дело по первой инстанции.

Право на возмещение причиненного ущерба принадлежит тому, кому он непосредственно был причинен. Вместе с тем в случае смерти реабилитированного лица право на возмещение имущественного ущерба переходит к его наследникам по закону, близким родственникам и иждивенцам.

Статья 133. Основания возникновения права на реабилитацию

1. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4-6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

2.1. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в пунктах 1-4 части второй настоящей статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 настоящего Кодекса, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 части первой статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

4. Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, за исключением случаев вынесения судом постановления, предусмотренного пунктом 1 части третьей статьи 125.1 настоящего Кодекса.

Читать еще:  Подача апелляционной жалобы упк

5. В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к Ст. 133 УПК РФ

2. Понятие реабилитации в уголовном процессе связывается с двумя основополагающими категориями — невиновностью и справедливостью, т.е. с такими случаями, когда уголовному преследованию, будучи невиновным, подвергается тот, кто преступления не совершал, а это значит, что все лишения, связанные с уголовным преследованием, он претерпел зря, несправедливо; воздаяние последовало при отсутствии деяния. Между тем в теории и практике уголовного судопроизводства сложилось двоякое определение понятия реабилитации. Иногда оно трактуется как сам факт признания невиновным гражданина, подвергавшегося уголовному преследованию; в других случаях в содержание данного понятия включаются также и правовые последствия признания невиновным, а именно: возмещение безвинно пострадавшему причиненного вреда, восстановление его в прежних правах, возвращение имущества, званий и наград. Такую двойственность допускает и действующий УПК. Так, из содержания части первой комментируемой статьи явствует, что право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, а в части первой статьи 135 УПК говорится о возмещении имущественного вреда реабилитированному, т.е. тому, кто уже признан невиновным, но еще не получил от государства компенсации за свои незаслуженные страдания.

3. Важнейшей особенностью правового института, о котором ведется речь, является субъектный состав правоотношений, которые складываются на его основе. Вред, причиненный невиновному гражданину вследствие его уголовного преследования, возмещается не должностными лицами (дознавателем, следователем, прокурором, судьей), в причинной связи с действиями которых этот вред образовался, и не органами государства, на службе в которых названные должностные лица состоят, а государством, причем независимо от вины должностных лиц и от того, в каком звене правоохранительной системы произошел сбой, где, на каком этапе движения уголовного дела допущенная ошибка усугублена, кто и в какой мере причастен к этой ошибке или злоупотреблению, повлекшему уголовное преследование невиновного и связанные с этим лишения. В такой юридической конструкции заложен глубокий философский, политический и нравственный смысл. Свою судьбу в сфере обеспечения правопорядка и отправления правосудия гражданин вверяет не N-скому отделу внутренних дел, не N-ской прокуратуре и не N-скому суду, а государству, которому принадлежит прерогатива (исключительное право) уголовного преследования. Поэтому восстановительно-компенсационные правоотношения, возникающие из причинения вреда уголовным преследованием невиновного, имеют субъектный состав «государство — гражданин». Ни «запирательство» обвиняемого на допросах, т.е. умолчание о таких фактах, которые, будь они своевременно сообщены следователю, исключили бы уголовное преследование и, следовательно, причинение ему вреда, ни пассивность стороны защиты в осуществлении своей процессуальной функции, ни даже самооговор и попытка обвиняемого скрыться от следствия и суда и (или) помешать производству по уголовному делу — словом, никакая так называемая процессуальная вина не признается обстоятельством, исключающим право на реабилитацию и возмещение вреда, иначе говоря, не снимает с государства ответственности за судебную или следственную ошибку ни при каких обстоятельствах.

4. Сформулированные в части второй комментируемой статьи законоположения об основаниях и условиях реабилитации относятся к числу самых спорных и запутанных. Они резко контрастируют и с теоретическими воззрениями, и с накопленным опытом применения института реабилитации в прошлом, и с внутренним смыслом реабилитации как правоотношения, органически связанного с двумя основополагающими категориями — невиновности и справедливости. Государство является должником только по отношению к тому из своих граждан, кто от уголовного преследования пострадал, будучи невиновным в совершении преступления, иначе говоря, пострадал ни за что, зазря, понапрасну, когда воздаяние последовало при отсутствии виновно совершенного деяния. Данное обстоятельство удостоверяется оправданием по суду или же прекращением уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, тождественным основаниям оправдательного приговора, каковыми являются: неустановление события преступления (что равнозначно отсутствию события), непричастность лица к совершению преступления, отсутствие состава преступления и вынесение присяжными оправдательного вердикта (часть первая статьи 302 УПК). Все остальные законные основания прекращения уголовного преследования объективно относятся к нереабилитирующим, не порождающим восстановительно-компенсационных обязательств государства по отношению к лицу, освобожденному от уголовной ответственности. Ни прекращение уголовного дела (например, об изнасиловании) вследствие отсутствия обязательного заявления потерпевшего, ни прекращение уголовного дела в связи с отказом соответствующего органа в согласии на уголовное преследование представителя отдельной категории лиц (например, власть имущих), ни даже прекращение уголовного дела, ошибочно возбужденного второй раз по одному и тому же преступлению, не означает официального признания невиновным и не имеет отношения к реабилитации.

5. Согласно части четвертой комментируемой статьи правило о реабилитации не распространяется на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены или изменены ввиду истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния. Однако из сопоставительного анализа пункта 3 части второй этой же статьи и пункта 2 части первой статьи 27 УПК, к которому она отсылает, явствует, что истечение сроков давности и смерть подозреваемого и обвиняемого также порождают право на реабилитацию. Налицо очевидное противоречие с труднопредсказуемыми практическими последствиями, хотя очевидно, что категории невиновности, справедливости и реабилитации и здесь ни при чем.

6. Согласно части третьей комментируемой статьи право на возмещение вреда в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, имеет также любое лицо, незаконно подвергавшееся мерам процессуального принуждения. Это законоположение порождает новое недоумение и новые вопросы без ответов. Получается, что на основании УПК возмещения убытков может требовать и тот, чье имущество повреждено при обыске, произведенном с нарушением процедуры следственного действия, а денежной компенсации на основании норм УПК вправе требовать тот, кто унижен при производстве освидетельствования, и т.д. и т.п., хотя эти следственные действия вообще не были связаны с уголовным преследованием данных лиц, а производились в целях собирания доказательств, и категории невиновности и реабилитации к этим случаям вообще не имеют никакого отношения. Кроме того, что это положение очевидно неправильно, оно еще и окончательно затуманивает смысл сформулированного в завершающей пятой части все той же статьи 133 УПК правила, согласно которому «в иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства», потому что таких случаев практически не остается.

7. Часть четвертая комментируемой статьи об основаниях права на реабилитацию находится в неразрешенном противоречии с частью третьей статьи 27 УПК об основаниях прекращения уголовного преследования (см. комментарий к ней). В обеих нормах речь идет о следующих случаях: а) когда предусмотренное уголовным законом деяние совершено лицом, не достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность; б) когда такое деяние совершено несовершеннолетним, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом. Часть третья статьи 27 УПК предписывает при наличии любого из этих обстоятельств уголовное преследование прекратить за отсутствием состава преступления, т.е. реабилитировать подозреваемого, обвиняемого (судебное разбирательство в аналогичных случаях завершается оправдательным приговором), а часть четвертая комментируемой статьи решительно отказывает таким лицам в реабилитации.

Читать еще:  Нарушение режима условного осуждения

8. По смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, нормы комментируемой статьи предоставляют возможность возмещения вреда только тем, кто, будучи невиновным, уголовному преследованию подвергался по делам публичного и частно-публичного обвинения, предполагающим наличие досудебных стадий, в которых органы расследования осуществляют свои обязанности по раскрытию преступлений и изобличению виновного, где порой ошибаются в своем подозрении и обвинении и применении мер уголовно-процессуального принуждения в отношении обвиняемого, подозреваемого. Эти нормы неприменимы по уголовным делам частного обвинения, в связи с чем Конституционным Судом РФ признаны не соответствующими Конституции РФ (см.: Постановление от 17 октября 2011 г. N 22-П // Российская газета. 2011. 26 окт.), и действие комментируемой статьи распространено на дела данной категории. Сказанное означает, например, что на возмещение за государственный счет имеет гражданин, который:

— понес расходы на оплату юридической помощи по уголовному делу частного обвинения, в итоге прекращенному на основании пункта 5 части первой статьи 24 УПК, т.е. за отсутствием заявления потерпевшего (см. описательную часть упомянутого Постановления КС РФ) ;
———————————
С теоретической точки зрения прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по данному основанию не является реабилитирующим; оно не означает юридической констатации невиновности.

— претерпел моральный вред вследствие обвинения в преступлении по уголовному делу частного обвинения, производство по которому завершилось оправдательным приговором суда апелляционной инстанции (см. там же).

КС подтвердил, что все оправданные судом имеют право на реабилитацию и компенсацию

Заседание Конституционного суда

Обнародованное в четверг постановление КС по делу о проверке конституционности положений УПК было принято 17 октября без проведения публичных слушаний, в режиме закрытого заседания. Суть рассмотренного дела сводится к следующему.

Согласно статье 20 УПК, уголовное преследование в России может осуществляться в публичном, частно-публичном и частном порядке, в зависимости от тяжести преступления. Если в первых двух случаях сторону обвинения представляют государственные органы, то частное обвинение выдвигается одним гражданином против другого. Возможен такой порядок всего для четырех статей Уголовного кодекса: 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 (побои), 129 (клевета) и 130 (оскорбление). От всех прочих эту категорию уголовных дел отличает то, что для их возбуждения необходимо заявление потерпевшего, а также что судопроизводство может быть прекращено в случае примирения сторон.

Однако, как следует из материалов жалоб, поступивших в КС, на практике эти дела выделяются еще и тем, что за них невозможно получить компенсацию, гарантированную статьей 133 УПК.

«Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда», — гласит эта статья. Право на реабилитацию (и, соответственно, возмещение вреда) получают те, в отношении кого был вынесен оправдательный приговор или дело было прекращено в связи с отказом от обвинения. Однако российские суды общей юрисдикции повсеместно отказывают тем, кто пытается получить от государства компенсацию за вред, нанесенный уголовным преследованием частного порядка. Аргументация при этом проста: раз обвинителем в процессе выступает частное лицо, то и компенсации нужно взыскивать с него, в порядке встречного иска. А государство самоустраняется из этого процесса сразу после прекращения судопроизводства.

С жалобой в КС обратились три заявителя. Жительницы Челябинской области Валентина и Ирина Тихомировы в 2006 году обвинялись в оскорблении и нанесении побоев своей знакомой. Из-за того что потерпевшая так и не представила в суд заявление по установленной форме, производство было прекращено. Однако ни официальной реабилитации, ни возмещения средств, потраченных на оплату услуг юриста, Тихомировым добиться не удалось.

Постановление мирового судьи, возлагающее на Минфин обязанность выплатить им деньги, было отменено постановлением Челябинского областного суда.

Не получила статус реабилитированной и проживающая в Саратове Ирина Сардыко, в 2007 году обвинявшаяся в клевете. Вынесенный ей поначалу обвинительный приговор вскоре был отменен, а спустя еще некоторое время она была оправдана ввиду отсутствия состава преступления. Районный суд, признав ее право на реабилитацию, удовлетворил требования о возмещении имущественных издержек и компенсации морального вреда. Однако Саратовский областной суд с этим не согласился и в компенсации отказал, указав на то, что уголовное дело было возбуждено частным обвинителем.

В постановлении КС отмечается, что разрешать дела, связанные с применением мер уголовной ответственности, может только суд.

Таким образом, «предъявленное в том числе частным обвинителем обвинение трансформируется в государственное осуждение, на основе которого назначается мера государственного принуждения — наказание». На основании подробного анализа положений УПК в документе делается вывод о том, что никакие законодательные нормы «не содержат положений, исключающих ответственность государства за незаконные действия (или бездействие) и решения суда по той лишь причине, что уголовное преследование осуществлялось в частном порядке».

Также судьи КС отмечают, что в сложившейся правоприменительной практике наблюдается «немотивированные различия в основаниях реабилитации лиц, фактически относящихся к одной и той же категории». А это однозначно нарушает конституционный принцип равенства (ст. 19 Конституции).

Впрочем, КС признает, что государство должно выплачивать компенсацию не всегда. Исключением является случай, когда мировой судья выносит оправдательный приговор. Такая ситуация, по мнению судей КС, «не порождает обязанность государства возместить причиненный ему вред (если он не был причинен иными незаконными действиями или решениями судьи), поскольку причинителем вреда в данном случае является частный обвинитель, выдвинувший необоснованное обвинение». Исходя из этого, суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с того, кто выступал обвинителем по делу. Если же несправедливый обвинительный приговор все был вынесен (а потом, к примеру, отменен), то обязанность выплачивать компенсацию все же ложится на плечи государства.

Итоговое решение КС: «Положения частей первой и второй статьи 133 УПК Российской Федерации не соответствуют Конституции РФ, ее статьям 19 (части 1 и 2) и 53 в той мере, в какой данные нормы — по смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, — служат основанием для отказа лицу, в отношении которого выдвигалось частное обвинение, в возмещении государством вреда, причиненного незаконными и (или) необоснованными решениями суда (судьи)».

Дела заявителей теперь подлежат пересмотру. Кроме того, КС предписал федеральному законодателю «устранить указанное рассогласование», что означает внесение поправок в текст УПК РФ. До того как это произойдет, российские суды должны руководствоваться толкованием кодекса, которое дал КС в своем постановлении.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector