0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Повторный допрос это

Психологические особенности повторного допроса свидетеля

Следователю сравнительно часто приходится встречаться с ситуацией, когда в показаниях свидетеля, данных на первом допросе, имеются пробелы и неточности, вызванные забыванием. Необходимо иметь в виду, что процесс забывания в ряде случаев может быть обратим. При благоприятных условиях забытые события и факты могут быть восполнены и закреплены в памяти.

Указанное явление, названное в психологии реминисценцией, имеет преимущественное значение при допросе несовершеннолетних. Смысл реминисценции состоит в возможности припоминания на повторном допросе слабо воспринятых и временно забытых событий и фактов путем восстановления ассоциативных связей. Привлекая внимание свидетеля к определенным обстоятельствам и мобилизуя его память, первый допрос служит своего рода стимулом для последующего припоминания забытых фактов и восполнения упущений в показаниях при повторном свидетельствовании.

В результате этой работы в повторных показаниях могут подвиться данные, которых свидетель не приводил на своем первом допросе. Подобное изменение показаний в принципе не должно вызывать у следователя заведомого недоверия к правильности новых показаний. Однако, как и всякое изменение показаний, этот случай также требует от следователя, чтобы он вниманью проанализировал причины сообщения свидетелем новых данных и сделал вывод об их достоверности.

Уместно еще раз подчеркнуть, что прибегать к повторным допросам имеет смысл лишь тогда, когда какие-то обстоятельства хотя и слабо, но были восприняты свидетелем, а затем забыты им. Если же будет установлено, что пробелы в показаниях обусловлены соответствующими недостатками в восприятии, то повторный допрос бесцелен, поскольку свидетелю попросту нечего будет вспоминать. Отсюда вытекает важное правило: при обнаружении пробелов в показаниях следователь должен принять все меры к выяснению психологической причины указанного дефекта показаний.

Существует ряд причин, показывающих целесообразность производства повторных допросов по тем обстоятельствам, которые уже были предметом рассмотрения на первом допросе. К их числу могут быть отнесены:

  • ссылки свидетеля во время первоначального допроса на то, что он запамятовал определенные обстоятельства, но надеется их вспомнить в дальнейшем,
  • чрезмерное волнение свидетеля-очевидца на первом допросе, ставящее под сомнение полноту и достоверность его показаний,
  • упущения следователя, не воспринявшего или не запротоколировавшего часть поступившей к нему от свидетеля информации;
  • просьбы свидетеля допросить его повторно, мотивированные тем, что он припомнил новые обстоятельства и т. д.

Представляется, что в приведенных ситуациях, перечень которых, естественно, не является исчерпывающим, повторный допрос не только целесообразен, но и необходим.

Вместе с тем дополнения и изменения показаний при повторном свидетельствовании требуют осторожного к себе отношения со стороны следователя. В процессе расследования свидетели обычно получают массу посторонней информации, которая «накладывается» на их показания. Может сказаться также на достоверности показаний свидетеля и сознательное внушение со стороны заинтересованных лиц. Поэтому при изменении на повторном допросе показаний перед следователем стоит задача установить причину этого явления и определить, вызвано ли появление в показаниях новой информации припоминанием свидетелем забытых фактов или это результат внушающего воздействия.

Замечено, что допущенные при проведении первого допроса ошибки, например, вызванные забывчивостью допрашиваемого, пропуски в показаниях, порожденные внушением искажения, неверная интерпретация показаний при протоколировании допрашивающим и т. д., как правило, легко переносятся в повторные и последующие показания, а устраняются с трудом. Это обстоятельство используется иногда для вывода о преимуществе первого допроса, который якобы дает более полные и достоверные показания. Однако такого рода утверждения не имеют под собой научного обоснования.

Иное дело, что при производстве повторных допросов нередко допускаются серьезные тактические ошибки и упущения, сводящие на нет дополнительные познавательные возможности повторного свидетельствования. Так, при повторных допросах свидетелю нередко ставится вопрос, помнит ли он ранее данные на первом допросе показания и подтверждает ли их. Такая постановка задачи при повторном допросе свидетеля заставляет допрашиваемого текстуально воспроизводить свои прежние показания.

Аналогичному поведению свидетеля может способствовать также неправильно понятое им предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. По рассматриваемой причине свидетель подчас избегает вносить коррективы и дополнения в свои первые показания, хотя обнаруживши в них неточности и пробелы. Поэтому перед повторным допросом следователю необходимо разъяснить свидетелю, что уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний не распространяется на случаи вызванных добросовестным заблуждением ошибок при свидетельствовании вследствие неточностей в восприятии, запечатлении и воспроизведении информации допрашиваемым.

Однако если свидетель обнаружит неточности и ошибки в своих первых показаниях, но, тем не менее, при повторном свидетельствовании будет настаивать на прежних показаниях, то добросовестное заблуждение в первом случае превращается в дачу заведомо ложных показаний во втором. Наряду с этим разъяснение следователем смысла ст. 307 УК перед повторным свидетельствованном не должно содержать в себе внушающего воздействия и побуждать свидетеля к некритическому изменению показаний, к отказу от правдиво изложенных обстоятельств только потому, что их трактовка следователя вызывает сомнение у последнего. Изучение практики показывает, что среди некоторых следователей распространены две порочные тенденции при получении повторных показаний:

  1. Во-первых, иногда следователю первые показания кажутся полными и достоверными, в силу чего он сам стремится достигнуть полного повторения свидетелем его прежних показаний. При этом следователь упускает из вида необходимость тщательной проверки и расширения уже имеющейся информации при повторном свидетельствовании. Наличие текстуально совпадающих показаний должно вызывать сомнение в качестве проведенного повторного допроса.
  2. Во-вторых, следователи иногда игнорируют первоначальные показания свидетеля, не сопоставляют их с последующими, не выясняют причин противоречия в показаниях и не устраняют имеющихся в показаниях свидетеля, данных на разных допросах противоречий. В результате каждый следующий допрос свидетеля вносит новые искажения в показания, которые обесценивают доказательственное значение полученной от допрашиваемого информации.

При повторных допросах свидетелей следователю нередко приходится встречаться с явлением, называемым «репродукцией воспроизведения». Смысл его заключается в том, что свидетель на повторном допросе воспроизводит следователю не то, что было им воспринято в момент совершения преступления и, следовательно, имеет под собой реальную чувственную основу, а свои показания на первом допросе. Предвидя необходимость повторять свои показания следователю и суду, допрашиваемый старается не забыть их, чтобы не дать следователю и суду повод сомневаться в его правдивости. Некоторые свидетели даже стремятся к заучиванию своих показаний, данных на первом допросе. Естественно, что такая позиция свидетеля на повторном допросе не способствует получению новой информации, устранению имеющихся в первых показаниях неточностей и ошибок.

Чтобы не допустить указанных ошибок при повторном свидетельствовании, необходимо предложить свидетелю отделить реально воспринятые им во время совершения преступления фактические данные от их изложения на первом допросе. Целесообразно, чтобы на какое-то время свидетель как бы забыл о своих прежних показаниях, а повторные показания давались им исключительно на основе того, что свидетель непосредственно воспринял в свое время органами чувств. И только после получения повторных показаний имеет смысл вернуться к первому допросу, выявить несоответствия в показаниях и установить их причину. Причем причина расхождений и несоответствий в показаниях обязательно указывается в протоколе повторного допроса. Повторный допрос может проводиться как по отдельным обстоятельствам, так и в целом по всему предмету первого допроса.

  • Процессуальные основы допроса
    • Допрос как наиболее распространенное средство получения доказательств и его место в системе следственных действий
    • Процессуальная регламентация допроса свидетеля и потерпевшего
    • Процессуальная регламентация допроса подозреваемого и обвиняемого
    • Процессуальные особенности допроса эксперта
    • Процессуальный порядок допроса на очной ставке
  • Психологические и нравственные основы допроса
    • Психологические процессы у потерпевших и свидетелей-очевидцев преступления
    • Психические состояния и психология лиц, совершивших преступления
    • Нравственные основы допроса и проблема установления психологического контакты с допрашиваемым
  • Тактические основы допроса
    • Тактические приемы устранения добросовестного заблуждения допрашиваемого
    • Тактические приемы допроса, основанные на психологическом воздействии на допрашиваемого, дающего ложные показания
    • Использование доказательств на допросе для разоблачения лжи
  • Использование показаний в процессе расследования преступлений
    • Использование показаний в качестве основания и в процессе производства других следственных действий
    • Особенности использования показаний на очной ставке
    • Использование показаний для обеспечения всесторонности, полноты и объективности расследования преступлений
    • Использование показаний в обвинительном заключении

Повторный допрос

Что касается повторного допроса, то антитезу ему мо­жет представлять только первоначальный. В основе их разграничения лежит уже другой признак —последо­вательность. Всякий первый допрос — первоначален. Повторным же называется любой последующий, напри­мер второй, третий, пятый, допрос одного и того же лица.

Повторные допросы, в свою очередь, могут быть ос­новными и дополнительными. Когда с помощью повтор­ного допроса решается задача вновь — с начала и до кон­ца — исчерпать предмет допроса, то он будет основным. Если же повторный допрос посвящается частным уточ­нениям, отдельной конкретизации, то он будет допол­нительным. Отметим, кстати, что всякий дополнитель­ный допрос уже является повторным, так как он — не первый, а следует за основным. Значит ли это, что и его надо называть повторным? Нет, не значит!

Читать еще:  Пересмотр приговора вступившего в законную силу

Суть дополнительного допроса — компенсационная. Он призван «подчистить» огрехи основного, и это глав­ное. Повторность же его — признак второстепенный, формальный и посему не может определять названия данной разновидности допроса.

Применительно к стадиям судопроизводства разли­чают допросы следственные и судебные. Именно в этих стадиях судопроизводства ведется тактическая борьба, подчас, очень упорная. Названным обстоятельством и обусловлена попытка авторов рассмотреть тактические проблемы допроса в рамках упомянутых классификаци­онных категорий.

Тактика допроса на предварительном следствии

2.1. Подготовка к допросу

Изучение материалов уголовных дел, в частности протоколов допросов, а также многолетнее проведение учебных занятий со следователями по теме «Допрос» свидетельствуют, что, к сожалению, следователи часто не готовятся к допросу, пытаясь экспромтом добиться его целей. Разумеется, это приводит подчас к серьезным упущениям, требующим повторных допросов, что суще­ственно осложняет и замедляет расследование.

Так, анализ трехсот уголовных дел показал, что каж­дый третий свидетель допрашивался повторно, а в ряде случаев по 5-6 раз. Все это не только значительно уве­личивает расход и без того дефицитного рабочего време­ни следователя, но и подрывает авторитет следственных органов, вызывает справедливое возмущение граждан низким уровнем организации допросов.

Также обратило на себя внимание редкое и неумелое использование при допросах имеющихся в деле доказа­тельств. В 2% случаев при допросах подозреваемых и обвиняемых вообще не были предъявлены доказатель­ства, хотя по обстоятельствам каждого из этих дел такая необходимость была.

По отдельным делам доказательства предъявлялись, но либо явно несвоевременно, либо так, что очевидный по контексту факт их предъявления своего надлежаще­го отражения в протоколе допроса не получил.

Существенным недостатком многих допросов яви­лось то, что следователи оставляли неразрешенными явные противоречия в показаниях допрошенных лиц, не пытались установить причины этих противоречий.

Так, по одному из дел свидетель показал, что И. ударил потерпевшую ногой в левую часть головы. В заключении же судебно-медицинской экспертизы указывалось на наличие перелома кости с правой стороны височно-теменной области. Обвиняемый вообще отрицал нанесение уда­ра ногой по голове потерпевшей. С такими очевидными противоречиями следователь направил дело в суд. Есте­ственно, оно было возвращено на доследование.

Допросы часто бывают весьма поверхностными. Именно по этой причине было возвращено на доследо­вание уголовное дело по обвинению П. в изнасилова­нии. Совершил это преступление П. в период с 19 до 20 часов, однако соседям П. по дому, допрошенным в каче­стве свидетелей, даже не задавался вопрос — видели ли они П. вечером того дня, в какое именно время он воз­вратился домой. Мать потерпевшей заявила на допросе, что, по словам дочери, у преступника ноги были «замет­но кривоватые в коленях», однако у потерпевшей это важное для изобличения преступника обстоятельство не уточнялось, а сам обвиняемый ни судебно-медицинскому осмотру в рамках экспертизы, ни следственному освидетельствованию в целях обнаружения столь важ­ной анатомической особенности не подвергался.

Подготовка к допросу имеет огромное значение. Если следователь не определил предмета предстоящего до­проса, не составил перечня конкретных вопросов, по ко­торым нужно получить ответы, и не продумал их четких формулировок, то он, естественно, лишается возможно­сти получить исчерпывающую информацию. Наблюдая, как следователь путается, лихорадочно перелистывает страницы уголовного дела в поисках необходимых ма­териалов, наспех, беспорядочно придумывает и поэто­му не лучшим образом формулирует вопросы, допраши­ваемый мысленно даст следователю весьма нелестную оценку. Что же касается лиц, имеющих установку на борьбу со следователем и на дачу ложных показаний, то столь очевидная неподготовленность следователя к допросу значительно облегчит этим лицам реализацию их целей.

В этой связи представляется исключительно важным рассмотреть вопрос о том, какие конкретные тактиче­ские задачи могут и должны решаться на стадии подго­товки к допросу.

Основные задачи подготовки к допросу состоят в сле­дующем. Необходимо:

1. Определить предмет допроса.

2. Изучить личность допрашиваемого.

3. Составить примерный письменный план предсто­ящего допроса.

4. Определить других участников этого допроса, име­ющих по закону право участвовать в нем, и принять меры к обеспечению их участия в допросе.

5. Наметить наилучшие с тактической точки зрения место и время допроса.

6. Подготовить необходимые материалы дела и ве­щественные доказательства для их тактического использования при допросе.

7. Определить тактическую необходимость исполь­зования звуко- или видеозанисывающей техники для фиксации хода планируемого допроса, орга­низовать ее подготовку, пригласить специалис­тов.

Даже беглого взгляда на перечень этих тактических задач достаточно, чтобы стало ясно, как важно заблаго­временно знать о каждой из них и соответствующим об­разом подготавливаться к ее решению. Рассмотрим каж­дую из указанных задач более подробно.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: При сдаче лабораторной работы, студент делает вид, что все знает; преподаватель делает вид, что верит ему. 9642 — | 7397 — или читать все.

95.47.253.202 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Статья 173. Допрос обвиняемого

СТ 173 УПК РФ

1. Следователь допрашивает обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения с соблюдением требований пункта 9 части четвертой статьи 47 и части третьей статьи 50 настоящего Кодекса.

2. В начале допроса следователь выясняет у обвиняемого, признает ли он себя виновным, желает ли дать показания по существу предъявленного обвинения и на каком языке. В случае отказа обвиняемого от дачи показаний следователь делает соответствующую запись в протоколе его допроса.

3. Допрос проводится в порядке, установленном статьей 189 настоящего Кодекса, с изъятиями, установленными настоящей статьей.

4. Повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого обвиняемого.

Комментарий к Статье 173 Уголовно-процессуального кодекса

1. Допрос обвиняемого — следственное действие, сущность которого заключается в выяснении отношения обвиняемого к предъявленному обвинению, в предоставлении обвиняемому возможности защищаться путем заявления возражений и дачи показаний по существу предъявленного обвинения, а также по другим обстоятельствам уголовного дела с изложением полученных сведений в протоколе допроса.

2. Допрос обвиняемого, как следует из определения, выступает как способ защиты обвиняемым своих прав, в частности, обвиняемый реализует свое право на защиту. С другой стороны, допрос обвиняемого является важным средством получения следователем доказательств.

3. Дача показаний обвиняемым — это его право, а не обязанность. Уголовная ответственность обвиняемого за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний не предусмотрена. На обвиняемого распространяются положения ст. 51 Конституции РФ, и перед допросом следователь обязан разъяснить, что обвиняемый не обязан свидетельствовать против себя самого, своего близкого родственника или супруга.

4. Допрос обвиняемого выполняется как необходимое следственное действие. Он производится незамедлительно после предъявления обвинения независимо от того, допрашивался ли ранее привлеченный в качестве обвиняемого как подозреваемый или свидетель.

5. Обвиняемый и его защитник имеют право перед допросом воспользоваться свиданием наедине для выработки линии защиты и решения других процессуальных задач. Такую возможность следователь обязан обеспечить обвиняемому и его защитнику.

6. При неявке защитника следователь поступает в соответствии с нормами ч. 3 ст. 50 УПК: а) если защитник в деле не участвовал, при неявке в течение 5 суток приглашенного защитника следователь вправе предложить обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае отказа обвиняемого следователь принимает меры по назначению защитника; б) если участвующий в деле защитник в течение 5 суток не может участвовать в конкретном следственном действии, а обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то следователь вправе произвести следственное действие без участия защитника, за исключением случаев, указанных в п. п. 2 — 7 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, когда участие защитника является обязательным.

7. Невозможность проведения допроса отражается в протоколе с указанием причин.

8. Правила проведения допроса регулируются общими нормами о производстве допросов (ст. 189 УПК) с учетом особенностей, указанных в ст. ст. 173, 174 УПК РФ.

9. В допросе могут принимать участие переводчик, специалист, руководитель следственного органа, его заместитель, следователь-криминалист, сотрудник уголовного розыска.

Читать еще:  Основанием прекращения производства по делу не является

10. Следователь должен учитывать состояние здоровья обвиняемого, при необходимости обеспечивается обследование обвиняемого с выдачей врачом заключения о возможности участия обвиняемого в следственном действии.

11. Обвиняемому разъясняются сущность допроса, значение показаний для установления обстоятельств происшедшего и для защиты интересов самого обвиняемого. Следователь выясняет, нет ли возражений со стороны обвиняемого по поводу участия защитника, нет ли отводов переводчику. Следователь выясняет анкетные данные обвиняемого и заносит их в протокол.

12. В ходе допроса по инициативе следователя или по просьбе обвиняемого могут применяться технические средства фиксации хода допроса. Использование аудио-, видеозаписи, киносъемки не устраняет обязанности следователя вести протокол допроса по общим правилам.

13. Обвиняемому разъясняются при допросе его права и обязанности. У обвиняемого выясняется, на каком языке он желает давать показания, о чем делается отметка в протоколе.

14. Перед допросом по существу обязательно выяснение отношения обвиняемого к обвинению. С этой целью следователь спрашивает, признает ли обвиняемый себя виновным. Вопрос следователя не предполагает изложения фактической стороны обстоятельств обвинения. Поэтому ответ на поставленный вопрос следует без пояснений: «признаю себя виновным полностью», «признаю себя виновным в такой-то части», «не признаю себя виновным». Он заносится в протокол отдельной строкой и подписывается обвиняемым. Следует учитывать, что признание вины в рассматриваемом случае не является само по себе доказательством по делу, а рассматривается в совокупности с теми показаниями, которые будут получены в последующей части допроса.

15. Обвиняемому предлагается дать показания по существу обвинения; он дает показания в свободном режиме рассказа, следователь не вправе его прерывать, останавливать, предъявлять доказательства (следователь вправе только обращать внимание на необходимость дачи показаний по существу обвинения, не отвлекаясь на посторонние, не относящиеся к делу, вопросы). Такая часть допроса необходима и продиктована правом обвиняемого на защиту — обвиняемый должен иметь возможность так, как он считает нужным, изложить свою позицию по делу. В последующем следователь вправе задавать вопросы обвиняемому (кроме наводящих, т.е. тех, которые содержат возможный вариант ответа). В целом тактику допроса выбирает сам следователь.

16. С разрешения следователя вопросы обвиняемому вправе задавать защитник. Вопросы, не относящиеся к делу, наводящие и по иным основаниям противоречащие закону, должны быть отведены следователем.

17. В ходе допроса следователь вправе предъявлять обвиняемому имеющиеся по делу доказательства, используя допустимые тактические приемы.

18. Допрашиваемый вправе использовать в ходе допроса письменные заметки и документы.

19. Отказ от дачи показаний фиксируется в протоколе допроса с выяснением причин отказа и разъяснением обвиняемому значения его показаний для установления обстоятельств происшедшего и вынесения окончательного решения по делу. Отказ от дачи показаний не рассматривается как доказательство виновности или невиновности.

20. В ходе допроса могут выясняться не только вопросы относительно обвинения, но и вопросы, характеризующие личность обвиняемого; обвиняемый может давать показания в отношении третьих лиц и о своих взаимоотношениях с другими участниками процесса.

21. Законом введено ограничение на повторный допрос обвиняемого (ч. 4 комментируемой статьи). Так, при отказе от дачи показаний повторный допрос допускается только по ходатайству самого обвиняемого. Не следует расценивать как повторный допрос при предъявлении нового обвинения; при необходимости выяснить у обвиняемого вопросы, появившиеся в результате расследования уголовного дела после предъявления обвинения; при выполнении следователем процессуальных действий, не связанных с получением показаний по существу обвинения, но проводимых в рамках допроса обвиняемого (например, на практике в ходе допроса обвиняемый знакомится с характеризующими его личность материалами). Следовательно, производство дополнительного допроса допустимо независимо от мнения обвиняемого.

22. После допроса обвиняемого следователь выполняет действия, связанные с возможным применением в отношении обвиняемого меры пресечения. В случае ареста обвиняемого выполняются требования ст. 160 УПК о принятии мер попечения о детях, других иждивенцах, престарелых родителях, нуждающихся в постороннем уходе, оставшихся без присмотра, а также о принятии мер по обеспечению сохранности имущества и жилища арестованного. В отношении должностных лиц может разрешаться вопрос о временном отстранении их от должности.

Каков порядок допроса подозреваемого?

Допрос подозреваемого — это следственное действие, которое со­стоит в процессе получения от него показаний. Показания подозре­ваемого могут касаться любых значимых для уголовного дела обстоя­тельств, в частности, — имеющихся в отношении него подозрений. Они имеют двойственную правовую природу. С одной стороны, такие пока­зания являются источником доказательственной информации, а с дру­гой — средством защиты от выдвинутого в отношении лица подозрения. С учетом специфики процессуального статуса подозреваемого дача им показаний — это результат его свободного волеизъявления. Подозревае­мый, участвуя в уголовном деле со стороны защиты, может вообще от­казаться от дачи показаний, а также не несет никакой ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Следовательно, содержание сооб­щенных им сведений может неоднократно меняться. При этом отказ от показаний или их последующие изменения не вправе трактоваться как обстоятельства, подтверждающие виновность подозреваемого.

Допрос задержанного по подозрению в совершении преступления — это правовой императив. Он должен быть произведен в независимо­сти от волеизъявления допрашиваемого. Следовательно, если подо­зреваемый, пользуясь предоставленными ему правами, вообще отка­зывается давать показания или не желает этого делать в данное время, дознаватель или следователь формально составляют протокол допроса и фиксируют в нем факт подобного отказа.

В соответствии сч.2 ст. 46 УПК РФ подо­зреваемый должен быть допрошен в присутствии своего защитника в течение 24 часов с момента его фактического задержания. При этом до начала допроса по просьбе подозреваемого ему обеспечи­вается конфиденциальное свидание с защитником продолжительностью не менее 2 часов. Помимо защитника в допросе могут принимать участие и другие лица (переводчик, специалист и т.д.).

Допрос задержанного лица может быть произведен в кабинете до­знавателя или следователя либо в изоляторе временного содержания.

На практике большинство допросов подозреваемых не занимают длительного времени. Однако в ряде случаев объемы сообщаемой до­прашиваемым лицом информации могут быть настолько велики, что процесс получения его показаний затягивается на несколько часов или даже более. В связи с этим законодатель устанавливает определенные временные рамки для производства данного следственного действия. Так, допрос не может длиться непрерывно более 4 часов,после чего дознаватель или следователь обязаны предоставить допрашиваемому перерыв не менее чем на1 час для отдыха и приема пищи. А общая про­должительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов. Более того, при наличии медицинских показаний, подтвержденных за­ключением врача, продолжительность допроса может быть и еще мень­шей. А для несовершеннолетних эти сроки сокращены вдвое: соответ­ственно до 2 и до 4 часов.

Поэтому в случае, если дознаватель или следователь не успевает получить все необходимые показания в обозначенные сроки, процеду­ра допроса прерывается и продолжается в другой день.

Перед началом допроса дознаватель или следователь, удостове­рившись в личности допрашиваемого, разъясняют ему права и порядок производства следственного действия. Законодатель предусматривает свободу тактики допроса. Это означает, что дознаватель или следова­тель по своему усмотрению определяют структуру и содержание вер­бального общения (беседы) с допрашиваемым лицом, в том числе, зада­ют необходимые вопросы. Так, допрос может начинаться со свободного рассказа допрашиваемого и заканчиваться вопросами; в другой ситуа­ции дознаватель или следовать сразу начинают задавать необходимые вопросы и т.д. Допрашиваемый вправе изложить свои показания (часть показаний) и собственноручно. Однако эта свобода тактики допроса ограничивается запретом задавать наводящие вопросы, которые своей формулировкой предопределяют получение желаемого ответа. Давая показания допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями.

Участвующий в допросе защитник имеет право: а) давать подозреваемому в присутствии дознавателя или следова­теля краткие консультации; б) задавать ему с разрешения дознавателя или следователя вопросы; в) делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в прото­коле. Дознаватель или следователь могут и отвести вопросы защитника, но обязаны при этом занести их в протокол.

Ход и результаты допроса отражаются в соответствующем прото­коле. Показания допрашиваемого принято записывать от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. В прото­коле указываются и те вопросы, которые были отведены дознавателем или следователем, или на которые допрашиваемый отвечать отказался, а также мотивы таких отводов или отказов. И наконец, протокол должен содержать указание об имевшем место в ходе допроса предъявлении отдельных материалов уголовного дела (вещественных доказательств, документов и т.д.) и данных в связи с этим пояснениях. Дополнительны­ми средствами фиксации хода и результатов допроса подозреваемого могут быть аудио- и видеозаписи. Помимо этого, допрашиваемым ли­цом могут быть изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы. Все эти материалы приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответ­ствующая запись.

Читать еще:  О прекращении исполнительного производства

Протокол допроса в обязательном порядке должен быть предъявлен для ознакомления самому подозреваемому и его за­щитнику. Если допрос помимо протокола фиксировался каким- либо иным способом, например посредством видеозаписи, то для ознакомления должны быть предъявлены и соответствую­щие материалы (кассеты, диски и т.д.)

В этой связи подозреваемому желательно самым внимательным об­разом ознакомиться с текстом протокола своего допроса, поскольку в отличие от ранее описанных объяснений, его показания уже являются полноценными процессуальными доказательствами. А любые содержа­щиеся там сведения могут быть либо сами по себе, либо в совокупности с другими доказательствами использованы для предъявления ему обви­нения, постановления приговора и т.д. Если же какие-то фрагменты про­токола представляются неполными, неверными, искаженными, то подо­зреваемому надлежит собственноручно внести в него соответствующие замечания, дополнения и уточнения.

К великому сожалению, в современных условиях весьма распро­странены случаи отказа подозреваемых от подписания протоколов их допросов. Это же касается и протоколов иных действий, произведенных с их участием, о чем мы уже говорили выше. Причина подобного и не совсем правильного поведения заключается в низком уровне правовой культуры и правовой грамотности этих лиц. Их логика представляется весьма простой: «Если я ничего не подписал, значит, ничего не было, зна­чит, я ни в чем не сознался».

Однако подобный «способ» реализации своих прав представляется весьма примитивным и абсолютно бесполезным. Ведь согласно ст. 167 УПК РФ в случае отказа кого-либо из участвующих лиц подписать про­токол дознаватель или следователь делают в нем соответствующую за­пись, которая удостоверяется подписью защитника. В этом случае про­токол имеет такое же юридическое значение, как и при подписании его подозреваемым.

Следовательно, более рациональным и правильным будет не по­добный пассивный, а наоборот активный способ защиты. Если подозре­ваемый полностью или частично не согласен с изложенными сведения­ми, он должен в конце протокола собственноручно отметить данный факт и подробно описать свою позицию. В этом случае она не останется без должного внимания со стороны потенциальных читателей: прокуро­ра, суда и т.д.

Повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств.

При повторной даче показаний допрашиваемый может вспомнить

забытые им при первом допросе факты, обстоятельства. Объясняется это

психологическим механизмом реминисценции, под которым понимается

явление усиления в памяти новых смысловых связей при отсроченном

Приемы по «оживлению» ассоциативных связей могут быть

использованы и в тех случаях, когда свидетель или потерпевший дает

неверные показания, добросовестно заблуждаясь и искренне полагая, что

Психология допроса подозреваемого и обвиняемого. Допрос

подозреваемого и обвиняемого по сравнению с допросом свидетеля и

потерпевшего имеет свои особенности. Эти особенности проявляются уже в

специфике установления психологического контакта.

Человек, глубоко раскаивающийся в совершенном преступлении, еще

задолго до допроса испытывает угрызения совести, чувство стыда,

сожаления о содеянном. Такой обвиняемый, видя в следователе человека,

сопереживающего вместе с ним, желающего объективно разобраться в

случившемся, проникается доверием к следователю и его разъяснению, что

чистосердечное признание своей вины и дача правдивых показаний явится

смягчающим вину обстоятельством. Такая позиция обвиняемого,

безусловно, является основой для установления контакта между

следователем и допрашиваемым.

Важную роль в установлении контакта с обвиняемым играет

эмоциональное состояние следователя, его настроенность и тон допроса. По

механизму зеркальности допрашиваемый «заражается» соответствующим

эмоциональным состоянием следователя. Поэтому спокойный, ровный тон

следователя, его эмоциональная уравновешенность снимает напряженность

у допрашиваемого, а стремление следователя объективно, непредвзято

разобраться во всем вызывает у допрашиваемого доверие к нему.

«Более сложным может оказаться установление контакта с

обвиняемым, настроившимся на дачу заведомо ложных показаний, да еще к

тому же ранее судимым. Иногда в подобной конфликтной ситуации контакт

установить не удается. Допрос приобретает характер противоборства, и в

таких условиях психологической задачей следователя является внушение

обвиняемому уважения к своему противнику, чувства безнадежности

обмануть следствие. Это уже первый шаг к установлению контакта и

побуждению обвиняемого к даче правдивых показаний».

Допрос обвиняемого, полностью признающего себя виновным, как

правило, носит бесконфликтный характер, за исключением случаев

самооговора или попыток скрыть от следствия или преуменьшить вину кого-

либо из соучастников. Однако бесконфликтность ситуации в начале допроса

может обостриться грубым и фамильярным поведением следователя по

отношению к допрашиваемому, его нечуткостью, невниманием к

человеческой судьбе допрашиваемого, неумением и нескрываемым

нежеланием понять его.

Однако в большинстве случаев следователю приходится сталкиваться

с такой ситуацией, когда обвиняемый в начальной стадии расследования

отказывается от дачи каких-либо показаний. Тогда следователю приходится

оказывать на такого обвиняемого тактическое воздействие, которое

— убеждения обвиняемого в неправильности позиции занятой им;

— использования факта дачи показаний соучастниками обвиняемого;

— использования противоречий между интересами соучастников.

Тактика допроса подозреваемого сходна с тактикой допроса

обвиняемого, хотя и имеет некоторые особенности. Они состоят в том, что

данные о личности подозреваемого, которыми располагает следователь,

обычно ограничены. Кроме того, у следователя при допросе подозреваемого

еще нет убедительных доказательств, как при допросе обвиняемого. Вместе

с тем есть и преимущество – фактор внезапности, что не позволяет

допрашиваемому продумать линию защиты, осмыслить, какими

доказательствами его вины располагает следствие.

Психологические особенности допроса при изобличении

допрашиваемого во лжи. Ложные показания дают не только

подозреваемые, но и свидетели, и потерпевшие. Допрашиваемый может

давать ложные показания как в своих интересах, так и в ущерб им

(например, при самооговоре).

Мотивами дачи ложных показаний свидетелем могут быть следующие:

• боязнь мести со стороны подозреваемого, обвиняемого, их

родственников и знакомых;

• опасение испортить отношения с другими лицами, проходящими по

• желание выгородить или смягчить вину подозреваемого

(обвиняемого) в силу родственных, семейных, дружеских

побуждений либо из корыстных соображений, а также

противоположное намерение усугубить вину указанных лиц — из

мести, ревности и т. д.;

• нежелание в дальнейшем выступать в качестве свидетеля,

опознающего или участника иного следственного действия, быть

вызванным в суд и т. д.;

• стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступки,

аморальное поведение и т. д.

Мотивы дачи ложных показаний потерпевшим сходны с

перечисленными выше, к ним можно добавить:

• желание преуменьшить вред, причиненный преступлением

потерпевшему, чтобы скрыть источник приобретения утраченных

• стремление преувеличить причиненный преступлением ущерб как

из чувства мести, так и из корысти и иных побуждений (ревность,

Что касается мотивов дачи ложных показаний подозреваемым и

обвиняемым, то они весьма разнообразны. В следственной практике

наиболее часто встречаются следующие:

• желание избежать ответственности за содеянное или преуменьшить

свою вину, либо понести наказание не за совершенное, а за менее

тяжкое преступление – действительное или мнимое;

• стремление выгородить или смягчить вину соучастников в силу

дружеских, семейных или родственных связей, из корыстных

• стремление оговорить соучастников из мести или в целях

обеспечения собственной безопасности в будущем, а также

оговорить себя в силу болезненного состояния психики либо из

бахвальства и т. д.;

• стремление оговорить себя, чтобы скрыть неблаговидное, в том

числе и преступное, поведение близкого человека.

Лицо, дающее заведомо ложные показания, оказывает противодействие

следствию, вступает со следователем в противоборство, в результате чего

создается конфликтная ситуация.

Чтобы изобличить допрашиваемого в даче ложных показаний,

следователю необходимо использовать тактические приемы. При

изобличении во лжи свидетеля и потерпевшего можно прибегнуть к таким

— убеждение в неправильности занятой позиции, ее антигражданском

— разъяснение правовых последствий дачи ложных показаний;

— разъяснение вредных последствий дачи ложных показаний для

близких допрашиваемому лиц из числа потерпевших, подозреваемых,

— воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого

(чувство собственного достоинства, смелость, благородство,

принципиальность и т. д.).

Следственная тактика располагает целым арсеналом приемов

изобличения подозреваемого и обвиняемого в даче ложных показаний, а

также оказания на них правомерного психологического воздействия с целью

получить правдивые показания. Рассмотрим основные.

1. Убеждение. Этот прием заключается в обращении следователя к

здравому смыслу допрашиваемого, побуждении его к раскаянию и

чистосердечному признанию путем разъяснения как вредных последствий

запирательства и лжи, так и благоприятных последствий признания своей

вины и активного содействия расследованию совершенного преступления, а

также преступлений прошлых лет, оставшихся нераскрытыми.

Последнее изменение этой страницы: 2017-05-06; Просмотров: 234; Нарушение авторского права страницы

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector