0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Неприкосновенность частной собственности статья

Статья 35 Конституции России

Текст Ст. 35 Конституции РФ в действующей редакции на 2020 год:

1. Право частной собственности охраняется законом.

2. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами.

3. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

4. Право наследования гарантируется.

Комментарий к Ст. 35 Конституции Российской Федерации

1. Собственности как элементу экономической системы в Конституции России посвящена ч. 2 ст. 8. В комментируемой статье авторы Конституции РФ отдельно подчеркнули право иметь имущество в частной собственности как субъективное право человека. Таким образом, право частной собственности включено в состав основных прав и свобод человека и гражданина.

Охрана права частной собственности представляет собой закрепление в законодательстве ряда гарантий для частных собственников, позволяющих им беспрепятственно реализовывать свои права, а также защищающих их от незаконного изъятия собственности. Конституция РФ в части первой комментируемой статьи прямо указала на необходимость принятия федерального закона, устанавливающего гарантии защиты частной собственности. При этом важные гарантии прав собственника закреплены в частях второй и третьей ст. 35 Конституции РФ. Право частной собственности охраняется целым рядом федеральных законов — от Гражданского до Уголовного кодексов РФ.

2. Часть 2 комментируемой статьи раскрывает наиболее основные правомочия собственника. Со времени римского права известна классическая триада прав собственника — право владеть, право пользоваться и право распоряжаться своим имуществом. В России эта триада впервые была закреплена в 1832 г. в Своде Законов Российской Империи (ст. 420 т. X ч. 1) и с тех пор стала традиционной*(142).

Владение (от лат. jus possidendi) — основанная на законе, т.е. юридически обеспеченная и гарантированная возможность иметь то или иное имущество у себя в хозяйстве.

Пользование (от лат. jus utendi et jus fruendi) — основанная на законе, т.е. юридически обеспеченная и гарантированная возможность использования конкретного имущества путем извлечения в процессе его использования заключенных в нем полезных качеств, т.е. возможность осуществлять потребление данного имущества.

Распоряжение (от лат. jus disponendi) — основанная на законе, т.е. юридически обеспеченная и гарантированная возможность определять судьбу имуществ, выражающаяся в следующих формах: 1) путем изменения принадлежности имущества; 2) путем изменения состояния имущества; 3) путем изменения назначения имущества. Распоряжение включает в себя возможность уничтожения вещи, хотя это право может быть ограничено, например, в отношении памятников истории и культуры.

Следует отметить также, что Конституция России упоминает о возможности существования как частной собственности одного лица, так и общей собственности. Общая собственность представляет собой нахождение имущества в собственности двух или нескольких лиц. При этом ст. 244 Гражданского кодекса РФ предусматривает возможность существования двух видов общей собственности: с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность). Кроме того, совместное владение, пользование и распоряжение имуществом может осуществляться путем создания юридических лиц, отсутствие упоминания которых в Конституции РФ, как мы уже отмечали, является существенным пробелом. Дело заключается и в том, что частная собственность — это собственность физических и юридических лиц, и отсутствие упоминания о них в комментируемой статье Конституции РФ может быть истолковано как нераспространение на них установленных этой статьей гарантий, что в условиях рыночной экономики недопустимо.

Формула «каждый вправе», употребляемая Конституцией РФ, означает, что Конституция РФ не ограничила круг субъектов права частной собственности, включив в них как граждан России, так и иностранных граждан и лиц без гражданства. Вместе с тем ограничение иностранных граждан и лиц без гражданства (в том числе, учредивших в иностранном государстве юридические лица) в праве иметь в частной собственности стратегически важные для России объекты, например месторождения полезных ископаемых, не противоречит Конституции РФ, в силу лаконичности ее нормы (ведь Конституция РФ не говорит о том, что в частной собственности может быть «любое имущество»)*(143).

3. Часть 3 комментируемой статьи закрепляет важные гарантии прав собственника. Следует отметить, что общий принцип экономической системы государства — принцип неприкосновенности частной собственности — не нашел прямого закрепления в Конституции РФ. Гарантия, предусмотренная рассматриваемой нормой, является его частью, посвященной вопросам перехода имущества из частной собственности в государственную.

Часть 3 комментируемой статьи рассматривает две возможности:

лишение собственника имущества на основании решения суда;

2) принудительное отчуждение имущества для государственных нужд по решению административных органов, однако при соблюдении условий предварительного и равноценного возмещения.

В первом случае — лишения собственника имущества — речь идет о конфискации. Имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения в связи с тем, что оно послужило орудием или предметом преступления или правонарушения. В настоящее время конфискация предусмотрена и Кодексом РФ об административных правонарушениях (ст. 3.7), и уголовно-процессуальным кодексом РФ (ст. 81). Конституция РФ устанавливает недопустимость осуществления конфискации в административном порядке. Для этого обязательно требуется решение суда.

Читать еще:  Незаконное завладение чужим имуществом статья ук

Что касается второго случая — принудительного отчуждения для государственных нужд (национализация), — то Конституционный Суд РФ в ряде своих постановлений сформулировал принципы такого изъятия: установление справедливой, соразмерной компенсации, обеспечивающей баланс публичных и частных интересов, предварительное и равноценное возмещение за отчуждаемое в публичных целях имущество*(144). При этом равноценным, как представляется, следует считать такое возмещение, которое позволяет собственнику приобрести в собственность аналогичную вещь. Кроме того, в соответствии с положениями Гражданского кодекса РФ возмещение должно включать в себя покрытие всех убытков собственника, в том числе упущенную выгоду (ст. 15, 306 ГК РФ).

4. Одним из правомочий собственника является право передачи своего имущества по наследству. При наследовании имущество умершего собственника переходит к другим лицам. В силу этого в ч. 4 комментируемой статьи Конституция России указывает на то, что право наследования гарантируется.

Наследование может осуществляться по закону или по завещанию. Собственник вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников, не указывая причин такого лишения, а также включить в завещание иные распоряжения, отменить или изменить совершенное завещание. Если завещание не было составлено, то осуществляется наследование по закону. При этом правила наследования ориентированы на максимально редкий переход имущества к государству в силу отсутствия наследников.

Часть четвертая комментируемой статьи гарантирует право наследования, т.е. как право передать имущество по наследству, так и право получить имущество по наследству в установленном законом порядке, а также все сопутствующие права наследодателя и наследников (право составлять и изменять завещание, право отказаться от наследства и т.д.).

Следует отметить краткость конституционной нормы о наследовании. В ней не содержится ни отсылок к федеральному закону, ни упоминаний о каких-либо ограничениях права наследования. Подобная лаконичность может быть воспринята как неограниченность права наследования. Однако это не так.

Статьи закона об ответственности за нарушение неприкосновенности частной собственности

Проникновение на частную собственность: какая законодательная защита есть в РФ

Важно! В силу положений ст. 35 Конституции РФ право частной собственности неприкосновенно. Всякий субъект правомочен быть собственником имущества, реализовывать названное право как единолично, так и вместе с другими лицами. Никого нельзя лишить имущества иначе как по решению суда.

Также ст. 25 Конституции РФ устанавливает принцип неприкосновенности жилища: запрещено вторгаться в него против воли живущих в нем лиц (кроме случаев, регламентированных законом, или при наличии соответствующего судебного акта).

Вместе с тем ни Кодекс РФ об административных правонарушениях, ни Уголовный кодекс РФ не содержат специальных норм, предусматривающих наказание именно за нарушение частной собственности.

Обратите внимание! Отдельного закона о неприкосновенности частной собственности в России на данный момент не существует. Вместе с тем Конституционный суд РФ признает неприкосновенность частной собственности как одно из начал гражданского законодательства (постановление КС РФ от 16.07.2008 № 9-П) и общеправовой принцип (постановление КС РФ от 06.06.2000 № 9-П).

Проникновение на частную собственность, незаконное проникновение в жилище и вторжение на территорию внутри границ частной собственности: какая ответственность предусмотрена УК РФ

Частным случаем защиты частной собственности со стороны действующего законодательства является закрепление в законе запрета проникать в жилище и находиться там, если это противоречит волеизъявлению проживающего в нем субъекта (ст. 139 УК РФ). Нарушителю грозит штраф до 40 тысяч рублей, исправительные работы до 1-го года или арест до 3-х месяцев. Если проникновение произошло с применением насилия, наказанием может стать лишение свободы сроком до 2-х лет.

Как указал сам законодатель, противоправное проникновение в жилище и проникновение на частную собственность статья 139 УК РФ не обобщает как единое правонарушение, т. к. в жилище против воли проживающих в нем нельзя вторгаться вне зависимости от форм собственности на такое помещение.

Обратите внимание! Проблема противозаконного проникновения на частные территории, не являющиеся по определению УК РФ жилищем, остается открытой. В действиях лица, находящегося или передвигающегося по территории частной собственности, из которых не усматривается умысел на совершение правонарушения (например, хулиганства или хищения имущества), нет состава правонарушения или преступления.

Формулировку «незаконное вторжение в частные владения» и подобные ей нередко используют истцы или податели жалоб в качестве описания отягчающего, по их мнению, обстоятельства совершения правонарушения. Однако в ситуациях, когда речь не идет о противоправном проникновении в жилище, суд обычно не дает оценку данному обстоятельству (например, решение Кумертауского горсуда Республики Башкортостан от 27.04.2015 по делу № 12-59/2015).

Указание на незаконное проникновение в жилище оценивается судом на относимость к предмету спора (например, решение Камышинского горсуда от 15.01.2016 по делу № 2-324/2016).

Частная собственность в России с гражданско-правовой точки зрения

Одной из основ гражданского законодательства является признание неприкосновенности собственности (п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса РФ).

При этом в нормативное содержание данного принципа включены в т. ч. конституционные гарантии обеспечения частным собственникам возможности свободно использовать принадлежащее им имущество, стабильности отношений собственности, недопустимости произвольного лишения имущества или несоразмерного ограничения права собственности (см. постановление КС РФ от 24.02.2004 № 3-П).

Например, ст. 219 ГК РФ регламентирует недопустимость принудительного изъятия у собственника его имущества, кроме случаев, определенных законом. Кроме того, принцип недопустимости произвольного лишения имущества предполагает осуществление соответствующего судебного контроля.

Читать еще:  Покушение на кражу комментарий

Важно! ГК РФ защищает собственность доступными ему методами — имущественными. Например, ст. 1064 ГК РФ обязывает нарушителя возместить причиненный имуществу вред.

Итак, неприкосновенность частной собственности в РФ — это один из основных конституционных принципов нашей страны. Данный принцип заложен в т. ч. в основу гражданского законодательства, исключающего возможность принудительного изъятия имущества у его собственников, за исключением регламентированных законом случаев.

Вместе с этим специальной нормы, предусматривающей наказание именно за нарушение границ частной собственности, законодательство пока не содержит. Однако вторжение посторонних лиц в жилище против воли проживающих там граждан квалифицируется как преступление по ст. 139 УК РФ, за которое предусмотрено наказание.

Частная собственность: священна и неприкосновенна?

Право частной собственности охраняется законом (ч. 1 ст. 35 Конституции РФ). Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ). Однако на практике в спорах о праве собственности суды все чаще встают на сторону органов госвласти и местного самоуправления, а не граждан и юридических лиц – даже если последние зарегистрировали право на спорное помещение, и основания такой регистрации никто не оспаривал. Рассмотрим конкретный пример.

Арбитражный суд г. Москвы

Департамент имущества города Москвы обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании права собственности на нежилое помещение. В обоснование требований истец указал, что спорное помещение относится к муниципальной собственности и с 1998 года передано им в пользование третьему лицу на основании договора аренды.

Узнайте об учете госучреждением полученного недвижимого имущества до регистрации прав на него из «Энциклопедии решений. Бюджетная сфера» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

При этом, согласно выписке из ЕГРП, за ответчиком, которым является юридическое лицо, с 2003 года зарегистрировано право собственности на спорный объект. Основанием для регистрации является договор купли-продажи с правопредшественником истца от 31 марта 1995 года.

Арбитражный суд г. Москвы пришел к выводу, что ответчиком не представлено надлежащих доказательств возникновения права собственности на спорный объект. По мнению Суда, при заключении договора купли-продажи помещения были нарушены нормы законодательства о приватизации, в силу чего договор является ничтожной сделкой. Имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества (ст. 217 ГК РФ). Так, Арбитражный суд г. Москвы признал право собственности города Москвы на указанное нежилое помещение (решение Арбитражного суда г. Москвы от 5 апреля 2011 года № А40-130855/10 54-829).

Девятый арбитражный апелляционный суд

Не согласившись с принятым решением, ответчик обратился с апелляционной жалобой в Девятый арбитражный апелляционный суд. Ответчик также заявил, что Арбитражный суд г. Москвы не известил его надлежащим образом о дате, времени и месте судебного заседания, что является безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции (п. 2 ч. 4 ст. 270 АПК РФ). Апелляционный суд установил, что нарушение правил о судебных извещениях действительно имело место, отменил решение нижестоящего суда и перешел к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции (определение Девятого арбитражного апелляционного суда от 8 февраля 2016 года по делу № А40-130855/10).

Реквизиты решения: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 марта 2016 года № 09АП-54532/2015 по делу № А40-130855/10.

Требования заявителя: Отменить решение суда первой инстанции, перейти к рассмотрению гражданского дела по правилам производства в суде первой инстанции и отказать в удовлетворении требований о признании права собственности города Москвы на нежилое помещение.

Суд решил: Решение суда первой инстанции отменить, перейти к рассмотрению гражданского дела по правилам производства в суде первой инстанции и признать право собственности города Москвы на нежилое помещение.

Девятый арбитражный апелляционный суд выяснил, что здание, в котором расположено спорное нежилое помещение, включено в Перечень объектов, относящихся к муниципальной собственности (утв. постановлением Московской городской Думы от 20 мая 1998 года № 47), и внесено в Реестр объектов недвижимости, находящихся в собственности города Москвы. Так, Суд пришел к выводу, что спорное нежилое помещение является муниципальной собственностью (п. 1, п. 2 Приложения № 3 к постановлению Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 года № 3020-1). При этом права на недвижимое имущество, возникшие до 29 января 1998 года, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации (п. 1 ст. 6 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»; далее – закон о государственной регистрации). Что касается исполненного договора купли-продажи, Суд указал, что данный договор нарушает требования закона и посягает на права и охраняемые интересы третьих лиц, поэтому является ничтожным (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Заявление ответчика о применении срока исковой давности отклонено Судом со ссылкой на ст. 208 ГК РФ и п. 58 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Постановление № 10/22). Согласно данным нормам, лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. Исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.

Читать еще:  Отпуск с последующим увольнением по собственному

На основании изложенного, Девятый арбитражный апелляционный суд постановил отменить решение Арбитражного суда города Москвы и удовлетворить требование о признании права собственности г. Москвы на нежилое помещение (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 марта 2016 года № 09АП-54532/2015 по делу № А40-130855/10). Данное решение суда является основанием для регистрации уполномоченным органом права собственности на недвижимое имущество.

Взгляд со стороны

Юридическое сообщество очень настороженно отнеслось к новой судебной практике.

Антон Толмачев, генеральный директор компании «ЮрПартнерЪ»:

«На мой взгляд, в данном деле истец избрал ненадлежащий способ защиты. Единственным доказательством существования зарегистрированного права является государственная регистрация. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке (абз. 2 ч. 1 ст. 2 закона о государственной регистрации). Как следует из устойчиво сложившейся правоприменительной практики арбитражных судов, оспаривание зарегистрированного права собственности на недвижимое имущество означает оспаривание правоустанавливающих документов и действий по государственной регистрации, основанных на этих документах (Определение ВАС РФ от 7 ноября 2008 г. № 13934/08, Определение ВАС РФ от 12 марта 2009 г. № ВАС-2110/09, Определение ВАС РФ от 31 марта 2009 г. № ВАС-3050/09). Таким образом, надлежащим способом защиты права истца в случае, если истец считает, что его права как собственника нарушены, будет являться иск о признании договора купли-продажи недействительной сделкой. Несмотря на это, арбитражные суды удовлетворили требования истца, что мне представляется неправильным».

Ольга Косец, президент МОО поддержки и защиты малого и среднего бизнеса «Деловые люди»:

«Если внимательно прочитать решение Арбитражного суда г. Москвы и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, становится понятно, что они выполнены как будто под копирку. Таким образом, апелляционный суд лишь исправил нарушения арбитражно-процессуального законодательства, допущенные судом первой инстанции. В общем – иллюзия рассмотрения жалобы, ничего нового. К большому человеческому сожалению».

Денис Мурашов, управляющий партнер юридической компании Murashov & Assistants:

«Истец никогда не обращался в суд с иском о признании договора купли-продажи помещения ничтожной сделкой. При вынесении решений по иску суды фактически вышли за пределы исковых требований, признав полностью исполненную истцом и ответчиком сделку купли-продажи спорного помещения ничтожной и фактически применив последствия ее недействительности – вернув истцу перешедший по сделке ответчику титул собственника. При этом суды не применили по заявлению ответчика срок исковой давности (ст. 181 ГК РФ) и почему-то забыли применить последствия недействительности сделки в отношении исполненного ответчиком – не обязали истца вернуть ответчику все полученное по сделке, а это 46,8 млн руб. в 1995 году и 430 млн руб. в 2000 году. В итоге сложилась ситуация, при которой лишенный помещения ответчик не сможет даже истребовать свои деньги у истца, поскольку срок исковой давности для заявления ответчиком требования о применении последствий недействительности сделки истек. Сожалею, что «бумажка о собственности» потеряла свою ценность как средство правовой защиты прав собственника теперь и в арбитражных судах».

Анастасия Расторгуева, адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры»:

«В апелляционном постановлении суд ссылается на п. 58 Постановления № 10/22, согласно которому лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. При этом спорный объект находится во владении третьего лица, а не истца. Поэтому я считаю, что указанная ссылка суда несостоятельна».

Алексей Гордейчик, адвокат, управляющий Коллегии адвокатов «Гордейчик и партнеры»:

«Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда очень непоследовательно. Больше всего меня возмутила логическая конструкция, в соответствии с которой Суд пришел к выводу, что в силу ст. 208 ГК РФ исковая давность на данный спор не распространяется. Если спорный объект находится в незаконном владении другого лица, собственник вправе истребовать объект у такого лица путем подачи виндикационного иска, на который исковая давность распространяется (п. 32, п. 38 Постановления № 10/22; решение Арбитражного суда Хабаровского края от 2 июля 2012 года по делу № А73-7292/2011)».

Таким образом, эксперты портала ГАРАНТ.РУ сошлись во мнении, что практика оспаривания права собственности на недвижимость изменилась. Раньше стороны сначала признавали в суде недействительным договор купли-продажи, который явился основанием для государственной регистрации, а только после этого устанавливали в суде свое право собственности на спорный объект. Теперь получается, что для признания права можно сразу обратиться с указанным требованием в суд. Очевидно, такая практика не способствует усилению защиты частной собственности. Кроме того, вопрос применения либо не применения срока исковой давности при оспаривании права собственности также остается открытым.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector