5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Первоначальный этап расследования преступлений

3. Первоначальный этап расследования

Производство первоначальных следственных дей­ствий и соответствующих оперативно-розыскных мероприятий по рас­сматриваемой категории преступлений начинается после получения сообщений о совершении криминальной акции, обнаружения трупов, сигналов из медицинских учреждений о поступлении к ним раненых и значительно реже отравленных ядами людей.

Эффективность первоначальных следственных действий и опера­тивно-розыскных мероприятий во многом обусловлена системным ха­рактером их проведения путем производства тактических операций, осуществляемых следственно-оперативной группой (СОГ).

В состав следственно-оперативной группы должны входить:

1) следователь прокуратуры;

2) оперативные работники уголовного розыска и регионального уп­равления по борьбе с организованной преступностью;

3) участковый инспектор, обслуживающий район, в котором про­изошло расследуемое событие;

4) эксперт-криминалист, выполняющий функции специалиста;

5) судебно-медицинский эксперт;

Следственно-оперативной группе, как правило, придаются подраз­деление силовой поддержки и работники милиции для охраны места происшествия.

Состав и структура тактической операции зависят от конкретной следственной ситуации, сложившейся по делу к началу осмотра места происшествия. В наиболее типичную тактическую операцию входят следующие структурные элементы:

1. Осмотр места происшествия. Это следственное действие прово­дят следователь прокуратуры с участием эксперта-криминалиста. При сложных объектах осмотра в производстве этого процессуального дей­ствия могут участвовать несколько следователей и экспертов-кримина­листов. В этом случае один из следователей (обычно это проку­рор-криминалист) принимает на себя руководство расследованием.

2. Наружный осмотр трупа на месте его обнаружения; производит следователь с участием судебно-медицинского эксперта. В случае не­обходимости приглашается и другой специалист.

3. Назначение судебно-медицинской экспертизы трупа и в зависи­мости от ситуации некоторых иных экспертиз, связанных с исследова­нием трупа.

4. Преследование преступников по «горячим» следам — с по­мощью служебно-розыскной собаки, по имеющимся приметам и на­правлению, указанному очевидцами. Это важное поисковое мероприя­тие выполняют инспектор-кинолог, оперативные работники, сотрудни­ки подразделения силовой поддержки.

5. Обследование («прочесывание») окружающей место происшест­вия территории осуществляется оперативными работниками. По дан­ным автора, не менее чем по 10% осмотров мест происшествий, за границами этого следственного действия были обнаружены важные ве­щественные доказательства. В проведении этого поискового мероприя-

тия участвуют оперативные работники. В случае обнаружения объек­тов, возможно имеющих значение для дела, границы следственного ос­мотра расширяются, к участию в нем следователь может привлечь лю­бых специалистов.

6. Перекрытие возможных путей отхода (бегства) преступников. К участию в производстве этого поисково-заградительного мероприятия привлекается личный состав соседних с местом происшествия отделов МВД, а также при необходимости силы из других правоохранитель­ных органов и структур.

7. Подворно-поквартирный обход и проведение разведывательных опросов с целью установления очевидцев и получения информации о подозреваемых. Это поисковое мероприятие проводится участковым уполномоченным и оперативными работниками.

Еще раз подчеркнем, что это лишь наиболее типовой набор струк­турных элементов распространенной тактической операции. Нередко в состав тактической операции входят проверка подучетного континген­та и допросы некоторых наиболее важных очевидцев, а при наиболее благоприятном развитии ситуации — задержание подозреваемых, их допрос, производство освидетельствования, осмотр одежды и обысков.

Если преступники использовали при совершении преступления ав­тотранспорт, то после установления его примет розыск автотранспорта осуществляется весьма активно и целеустремленно, с привлечением сотрудников ГИБДД, патрульно-дорожной и патрульно-постовой служб. Это поисковое мероприятие в зависимости от времени поступ­ления информации о транспортных средствах также может входить в состав рассматриваемой тактической операции. Несомненно, что во всех случаях расширения тактической операции требуется соответст­вующее увеличение состава следственно-оперативной группы и вре­менно приданных ей сил.

Особенности выдвижения версий и планирования расследования Несмотря на публичный, откровенно демонстра­тивный характер подавляющего большинства «заказных» убийств, их расследование происходит в проблемных ситуациях или по термино­логии статистической службы МВД — «в условиях неочевидности». В связи с этим особое значение имеет установление признаков, позволя­ющих построить типовую версию о совершении убийства наемными лицами. К этим признакам прежде всего относятся:

— демонстративный характер самого события убийства;

— дерзость действий убийц, как бы подчеркивающих свою силу и вседозволенность;

— место совершения преступления — подъезд, лестничная площад­ка дома, автостоянка или само транспортное средство и т.п.;

— время нападения — отправление или возвращение с работы и т.п.;

Читать еще:  Предикатный состав преступления

— данные о выслеживании потерпевшего;

— применение автоматического и полуавтоматического оружия, специальных патронов, прицелов и глушителей, взрывных устройств и других эффективных средств поражения;

— оставление орудий преступления на месте нападения или вблизи него;

— использование средств транспорта для прибытия к месту совер­шения преступления и бегства после выполнения «заказа»;

— совершение контрольного выстрела в голову или последнего удара в сердце;

— отсутствие признаков разбойного нападения или иных корыст­но-насильственных посягательств;

— уничтожение очевидцев (телохранителей, водителей, родствен­ников, случайных прохожих и т.д.);

— достаточно высокое положение жертвы в обществе или в крими­нальной среде;

— маскировка внешности исполнителей и средств транспорта, ис­пользование угнанных автомобилей, уничтожение номеров и марки­ровки на оружии и т.п.;

— плановый характер, наличие подготовки «заказного» убийства. Указанные в приведенном перечне, а также некоторые иные при­знаки убедительно свидетельствуют о совершении убийства наемными лицами и обусловливают немедленное проведение комплекса следст­венных действий, оперативно-розыскных, поисковых и заградительных мер, в рамках типовой тактической операции, приведенной ранее. В зависимости от конкретной ситуации, сложившейся в начале расследо­вания, перечень этих действий и мероприятий может быть расширен, сужен или изменен, но следственное, оперативно-розыскное содержа­ние и направленность этой тактической операции, так же как и ее ос­новное поисковое звено, остаются неизменными.

Построение наиболее широкой, поистине стратегической, типовой версии о совершении убийства наемными лицами позволяет опреде­лить основные направления раскрытия преступления. Однако сложная структура криминальной цепи обусловлена необходимостью дополне­ния приведенного ранее эвристического (поискового) правила: «от по­терпевшего к преступнику» следующей криминалистической форму­лой: «от потерпевшего к заказчику, а от него — к посреднику, а за­тем — к исполнителю убийства». Тем самым, острота проблемной си­туации, с одной стороны (количественной), возрастает, поскольку по­являются неизвестные звенья, которые также надо устанавливать и до­казывать, а с другой — возникают дополнительные возможности эф-

фективного использования новых направлений в раскрытии наемньк убийств, которые в зависимости от информационно-тактического по­тенциала могут иметь одну из следующих поисковых структур:

— «от потерпевшего (место и событие убийства, данные о жертве, иная исходная информация) — к исполнителям, от убийц — к посред­нику, а от него — к заказчику»;

— «от потерпевшего (место и событие убийства, данные о жертве, иная исходная информация) — к исполнителю, а от него одновремен­но — к посреднику и к заказчику» (в случае, если исполнителю изве­стен не только посредник, но и заказчик).

Если информация, собранная сразу же после убийства потерпевше­го, позволяет одновременно выявить всех участников преступления (редкая ситуация), то структура процесса расследования приобретает следующую направленность:

— «от потерпевшего (событие и место преступления, данные о жертве, иная исходная информация) — одновременно к исполнителе» посреднику и заказчику».

Если возникает оптимальная, но, к сожалению, очень редкая ситуа­ция, когда надежные оперативные данные о готовящемся «заказном» убийстве поступают до совершения преступления, то в зависимости от содержания и объема негласной информации действия и мероприятия по пресечению планируемого преступления могут осуществляться ка к параллельно (одновременно) по всем трем направлениям: исполнитель, посредник, заказчик, так и последовательно в зависимости от характе­ра сведений, определяющих тактико-методическую очередность дея­тельности по предотвращению опасной криминальной акции.

Если преступная цепочка состоит из заказчика и исполнителя, то из всех ранее рассмотренных структурных схем, отражающих поиско­вые варианты возможных направлений расследования, исключается посредник.

Следует также отметить, что в подготовке «заказных» убийств не­редко принимает активное участие организатор преступления, отвеча­ющий за разработку плана криминальной акции, подыскивание средств его реализации, действий по сокрытию следов, а в случае не­обходимости и за уничтожение исполнителей.

Успешное раскрытие наемных убийств невозможно без выдвиже­ния и проверки типовых версий. Наиболее характерные из них следу­ющие:

А. Убит руководитель (один из руководителей) государственного коммерческого или совместного предприятий, банка, иного финансо­вого учреждения, акционерного общества.

1. Заказчиком убийства может быть руководитель другого предпрЯ-ятия, учреждения, общества, банка, другой организации, находящийся с потерпевшим в сложных отношениях конкуренции или сотрудниче­ства, а также ответственный сотрудник того же предприятия.

Читать еще:  Постановление о соучастии в преступлении

Непосредственные мотивы убийства:

— месть за невозвращение или несвоевременное возвращение дол­га, кредита;

— уклонение от возвращения долга, кредита;

— устранение конкурента в сфере производственной торговой, фи­нансовой или иной деятельности;

— уклонение от выполнения договорных обязательств;

— возникновение трений или соперничества между партнерами;

— стремление занять более высокий пост в организации;

— острые конфликты в связи с выявлением неблаговидных фактов в ходе ревизионно-проверочной деятельности;

— месть за сообщение в правоохранительные органы о хищениях, злоупотреблениях и других порочащих фактах;

— неприязненные отношения, возникшие в связи со служебной де­ятельностью, которые могут негативно повлиять на карьеру и должно­стное положение.

2. Заказчиком убийства может быть лидер криминального форми­рования.

Непосредственные мотивы преступления:

— месть за отказ от предоставления криминальной «крыши» (ох­ранный рэкет);

— прямое неподчинение требованиям преступных группировок вы­плачивать криминальную дань;

— месть за сообщение в правоохранительные органы о фактах рэ­кета, угроз, насилия;

— месть за отказ принять на высокооплачиваемые должности чле­нов преступных группировок;

— месть за отказ предоставить льготные кредиты. При этом пре­следуется и дополнительная цель — создание обстановки криминаль­ного террора, позволяющего преступникам диктовать свои условия ру­ководителям других организаций (фирм, предприятий).

Б. Убит лидер криминального формирования, «вор в законе». 1. Заказчиком убийства может быть лидер соперничающего крими­нального формирования.

Непосредственные мотивы преступления:

— борьба за раздел или передел сфер криминального влияния на определенной территории или в отрасли, конкретном предприятии (ор­ганизации);

— криминальные разборки из-за убийства лидера или активных членов своей преступной группирор’

Этапы расследования преступления

В теории уголовного судопроизводства и криминалистики процесс расследования преступления делится на ряд этапов. В содержании расследования русские процессуалисты, учитывая его розыскной характер, выделяли два этапа: предварительное (генеральное) следствие и специальное (формальное) [5]. Задачей первого этапа являлось выяснение факта преступления и установление лиц, которые его совершили. Второй этап состоял из совокупности действий, направленных против определенного лица, поставленного в положение обвиняемого, с целью обнаружения достаточных обстоятельств и полных доказательств для предания суду. Первый этап расследования, связанный с установлением и раскрытием преступлений, составлял основную задачу органов дознания. Второй – дальнейшее расследование в связи с появлением обвиняемого – задачу органов следствия.

В советской уголовно-процессуальной литературе этапы расследования определялись примерно так же. Советские криминалисты также усматривали в расследовании два этапа – первоначальный (от возбуждения дела до предъявления обвинения) и последующий (производство следственных действий до окончания расследования) [2]. В то же время среди криминалистов и процессуалистов существовали и иные подходы к дифференциации расследования.

Так, И.Н. Якимов делил расследование на три этапа: воссоздание картины преступления; собирание и использование улик для выявления личности виновника преступления; обследование виновника и предъявление ему обвинения [6].

В.И. Громов тоже указывал на существование трех стадий: принятие дела к производству; собирание материалов для изобличения подозреваемого и предъявления ему обвинения; обобщение материала по законченному уголовному делу [1].

С начала 70-х гг. ХХ в. в криминалистических работах преобладает деление процесса расследования на три этапа: начальный, последующий и заключительный. Ряд криминалистов и процессуалистов выделяли четыре, пять и даже шесть этапов предвари- тельного расследования преступлений. В частности, И.Д. Перлов, М.С. Строго- вич, А.Я. Дубинский в основу дифференциации закладывают узловые процессуальные задачи, решаемые в период расследования: выявление преступлений и установление лиц, которые их совершили, предъявление им обвинения; проверка показаний обвиняемых и доказывание их вины; принятие решения об окончании расследования и проведение дополнительных следственных действий; составление процессуальных актов, заканчивающих процесс расследования [4].

А.К. Лисиченко, учитывая процессуальные, криминалистические, оперативно-розыскные и организационно-управленческие задачи, процесс расследования подразделяет на три этапа: первоначальный, последующий и производство по приостановленным делам [3].

Основой криминалистической дифференциации этапов расследования является установление структуры криминалистической методики расследования преступлений, т. е. «определение комплекса криминалистических рекомендаций, включая проведение следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений». Однако нельзя полностью согласиться с вышеприведенными доводами. Так, по мнению А.К. Лисиченко, процесс расследования включает в себя все задачи субъекта доказывания, которые ему предстоит решать в ходе предварительного следствия. Кроме того, он включает в этапы процесса расследования преступлений производство по приостановленным делам. Данный вид расследования по уголовным делам следует вывести в отдельную группу, так как приостановление производства по делу имеет несколько оснований, которые, в свою очередь, имеют свой предмет доказывания (основание приостановления). В противном случае дифференциация этапов расследования будет носить общий, неконкретизированный характер.

Читать еще:  Под орудиями преступления понимаются

И.Д. Перлов, М.С. Строгович делят процесс расследования на более мелкие этапы. По их мнению, сначала идет этап предъявления обвинения, а затем – доказывание вины. Но как можно предъявить обвинение лицу без хотя бы малейших доказательств его вины. Процесс доказывания идет на протяжении всего предварительного следствия и, следовательно, его невозможно ограничить рамками одного из этапов расследования. Кроме того, ученые выделяют этап принятия решения об окончании расследования и проведение дополнительных следственных действий. Эти два акта противоречат друг другу. Если субъект доказывания принял решение об окончании предварительного следствия, то подразумевается, что в уголовном деле собрано достаточно объективных доказательств для направления дела в судебную инстанцию. В этом случае непонятно, проведение каких дополнительных следственных действий имели в виду авторы. Представляется, что этапы расследования должны иметь достаточно определенный характер, и предлагается выделить три этапа предварительного следствия: первоначальный, промежуточный и заключительный.

Первоначальный этап включает в себя проведение первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, направленных на получение как можно большего количества объективных доказательств, уличающих или устанавливающих преступника. Сюда можно отнести допросы потерпевшего, осмотр места происшествия, назначение и проведение обысков, экспертиз, допросы основных очевидцев. Этот этап заканчивается предъявлением обвинения лицу и избранием меры пресечения.

Промежуточный этап направлен на сбор сведений о личности обвиняемого. Он является типичным, ибо в ходе расследования любого уголовного дела, независимо от его квалификации, необходимо изучить личность обвиняемого. Этот этап включает в себя истребование характеризующего материала, выявление доказательств, смягчающих или отягчающих вину обвиняемого лица.

Заключительный этап является итогом расследования по делу. В него можно включить оценку следователем собранных доказательств, решение о проведении следственных действий, направленных на детализацию или конкретизацию имеющихся доказательств, вывод о достаточности и полноте собранных материалов, принятие решения об окончании следствия по делу с ознакомлением участников с материалами дела и составлением итогового документа (обвинительного заключения).

Необходимо также отметить, что в некоторых случаях могут иметь место действия следователя по удовлетворению ходатайства защитника или обвиняемого, заявленные в ходе ознакомления с материалами дела. Подобные действия не следует выделять в отдельный этап расследования, поскольку указанные мероприятия следователь проводит до составления итогового документа, их можно отнести к заключительному этапу. Следовательно, составление обвинительного заключения и направление дела для рассмотрения в судебные органы является окончанием заключительного этапа предварительного следствия по уголовному делу. В итоге можно сказать, что и процессуальная, и криминалистическая периодизация расследования объективно необходимы, так как позволяют не только четко уяснить сущность этой стадии судопроизводства с позиций уголовно-процессуального права и криминалистики, но и сформулировать практически значимые рекомендации процессуального и криминалистического харак- тера для оптимизации деятельности правоохранительных органов по расследованию преступлений. При расследовании решаются не только процессуальные, криминалистические, оперативно-розыскные задачи, но и организационно-управленческие, поскольку организация деятельности следователя, оперативного работника по конкретному делу и управление деятельностью подразделений и аппарата следствия, дознания и оперативно- розыскных органов в целом обеспечивают эффективное расследование.

Ждановских Александр Евгеньевич
аспирант кафедры уголовного процесса и криминалистики ГОУ ВПО «Байкальский государственный университет экономики и права»

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Громов В.И. Методика расследования преступлений. – М., 1930.

2. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. – М., 1973.

3. Советская криминалистика: методика расследования отдельных видов преступлений / под ред. А.К. Лисиченко. – Киев, 1988.

4. Строгович М.С. Уголовный процесс. – М., 1938.

5. Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. – Пб., 1916.

6. Якимов И.П. Практическое руководство к расследованию преступлений. – М., 1924

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector