1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Предикатные преступления в ук рф

ПРОБЛЕМЫ ДОКАЗАННОСТИ ПРЕДИКАТНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ, УСТАНАВЛИВАЮЩИХ УГОЛОВНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ЛЕГАЛИЗАЦИЕЙ (ОТМЫВАНИЕМ) ДОХОДОВ, ПОЛУЧЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ

В современных условиях уголовно-правовая борьба с легализацией преступных доходов, полученных преступным путем, приобретает особую значимость. Эффективность и полнота расследования преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174-1 УК РФ, во многом зависит от правильности квалификации, однако правоохранительные органы сталкиваются с трудностями при применении вышеуказанных статей Уголовного кодекса, что связано, в том числе, с неверной оценкой предикатного преступления.

Как следует из диспозиции статей 174 и 174-1 УК РФ — легализацией преступных доходов является совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенным лицом в результате совершения преступления. То есть одним из признаков предмета преступного посягательства (отмытых доходов) является их преступный путь приобретения.

В теории уголовного права отсутствует единство мнений по вопросу о том, должно ли преступное происхождение денежных средств или иного имущества как предмета легализации быть подтверждено вступившим в законную силу обвинительным приговором суда по делу о предикатном преступлении. Одни ученые считают это необходимым условием для привлечения лица к уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов [1]. Другие не видят такой необходимости [2].

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» устанавливает, что преступный характер приобретения имущества, владению, пользованию или распоряжению которым, виновный стремится придать правомерный вид, возможно при наличии уголовного дела, материалы которого содержат доказательства свидетельствующие о наличии события и состава предикатного преступления, и органом предварительного следствия им дана соответствующая оценка [5].

Анализ практики правоприменения показал неоднозначное отношение правоохранительных органов и судебных инстанций к оценке достаточности доказательств, подтверждающих факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления.

Законодатель не раскрывает понятие «достаточности», в итоге в уголовно-процессуальной практике несовпадение оценки достаточности данных очень частое явление.

Судебная практика относительно применения статей 174 и 174-1 УК РФ также противоречива. В одних случаях в приговорах не приведены доказательства, на которых основывается вывод суда о том, что денежные средства или иное имущество были приобретены преступным. Так, согласно приговора Сунженского районного суда Республики Ингушетия Ш. осуждена по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ за легализацию денежных средств, приобретенных ею в результате незаконного сбыта сильнодействующих веществ. При этом Ш. не вменялся незаконный сбыт сильнодействующих веществ, т. е. предикатное преступление фактически не установлено и не доказано [6]. Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства, при этом основным доказательством обвинения являлись признательные показания подсудимой, что вряд ли можно признать достаточным подтверждением факта преступного происхождения денежных средств и иного имущества.

В других случаях суды предъявляли более высокие требования к установлению факта получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления. Так, Приговором Елизовского районного суда Камчатского края X. осужден по ч. 1 ст. 174 УКРФ за легализацию денежных средств, приобретенных Р. в результате сбыта наркотического средства «гашишное масло». В подтверждение этого суд первой инстанции сослался на обвинительные приговоры в отношении Р. Однако, как указано в кассационном определении судебной коллегии по уголовным делам Камчатского краевого суда, данными приговорами Р. осужден за приобретение, хранение без цели сбыта и покушение на сбыт наркотических средств, при этом сведений о приобретении им денежных средств в результате данных преступлений, судебные акты не содержат. По этой причине кассационная инстанция пришла к выводу, что факт преступного происхождения денежных средств, переданных Р. подсудимому X., не установлен, и прекратила уголовное дело в отношении X. по ч. 1 ст. 174 УК РФ [3].

В следственной практике имеются случаи, когда уголовное дело по признакам предикатного преступления вообще не было возбуждено вследствие вынесения постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. В качестве примера можно привести ситуацию с вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования и невозможностью привлечения виновного в совершении преступления лица к уголовной ответственности. Возникает вопрос: возможно ли в этом случае возбуждение уголовного дела по ст. ст. 174-1 или 174 УК РФ и имеет ли здесь место доказанность преступного характера получения имущества, являющегося предметом легализации? Думается, что обозначенные выше указания постановления Пленума Верховного Суда РФ о том, что материалы уголовного дела по признакам преступления, являющегося предикатным по отношению к преступлению, предусмотренному ст. 174 или 174.1 УК РФ, должны содержать доказательства, свидетельствующие о наличии события и состава основного преступления, и органом предварительного расследования им должна быть дана соответствующая оценка, можно соотнести с необходимостью содержания в материале проверки сведений, свидетельствующих о наличии события и состава преступления. В ином случае, решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица по не реабилитирующим для него основаниям, будет заведомо незаконным.

Анализируя вышесказанное, полагаю будет целесообразно добавить к основаниям установления преступного характера получения имущества, являющегося предметом совершения преступлений, предусмотренных ст. 174 и 174.1 УК РФ нового основания, а именно — постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам предикатного преступления, вынесенного по основаниям, предусмотренным п.п. 3, 4 или 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Список литературы и источников

1. Алешин К.П. Легализация (отмывание) доходов, полученных преступных путем как преступление международного характера: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004.

2. Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М.: Статут, 2005 (информационный банк СПС «Констультант Плюс»)

3. Кассационное определение судебной инстанции по уголовным делам Камчатского краевого суда по уголовному делу №22-1050/2010//ГАС РФ «Правосудие».

4. Ляскало А.Н. Особенности предмета легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем // Уголовное право. 2014. №2.

5. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» // Правовая система «Гарант».

6. Приговор Сунежского районного суда Республики Ингушетия по уголовному дело № 1- 30/2010// ГАС РФ «Правосудие».

Что такое предикатные преступления?

  • Поделиться:

Вопрос — Что такое предикатные преступления?​

Ответ — предикатные или предшествующие преступления — это преступления, которые были совершенны до другого (основного по тяжести преступления), например, этот термин часто используется в преступлениях об отмывании денег.

08 апреля 2019, 20:33

что из перечисленного не относится к предикатным преступлениям для категорий од?

Какие требования к найму персонала на Мальте?

Какие требования к ведению бухгалтерского учета и аудиту на Мальте?

Какие налоги и порядок их уплаты на Мальте?

Как открыть расчетный счет на Мальте?

Какие требования к акционерам на Мальте?

Какие требования к секретарским компаниям на Мальте?

Какие требования к директорам на Мальте?

Какие условия предоставления юрадреса и офиса на Мальте?

Как зарегистрировать компанию на Мальте?

Часто задаваемые вопросы по приобретению юрадресов

Вопросы, которые забывают спросить клиенты, когда регистрируют оффшорные компании:

Что можно включать в СЧА – стоимость чистых активов?

Что такое адрес массовой регистрации?

Где посмотреть список всех патентных ведомств?

Как узнать, что имущество по уголовному делу арестовал суд?

Как может быть арестовано имущество в рамках расследования уголовного дела?

В чем разница между ипотекой и залогом?

Что происходит с ТЗ, если один из классов приобрел статус общеизвестного?

После поступления иска в суд — в какой срок суд обязан назначить судью на рассмотрение спора?

Чем судебный штраф отличается от судебной неустойки?

Какие документы должен передать генеральный директор конкурсному управляющему?

Что такое судебная неустойка за неисполнение судебного акта?

Что такое независимая гарантия и для чего она нужна?

Где можно узнать о предстоящем исключении юридического лица из Реестра ЕГРЮЛ?

Как быть, если в доверенности на представителя забыли указать полномочия, например по представлению интересов по банкротным делам?

Все сроки давности в ГК РФ и других законах

В случае административного судопроизводства обязательно ли наличие юридического образования?

Вопрос — что такое исполнительная надпись у нотариуса?

Чем отличается нотариальный опрос и нотариальный допрос

В каких случаях аналогия права неприменима?

Можно ли взыскать расходы на правоприемство при переходе прав требования по договору цессии (прав требования)?

Можно ли привлечь к субсидиарной ответственности без судебного решения?

Где учитывается места общего пользования в многоквартирном доме и кому они принадлежат?

Могут ли запретить пройти в суд посетителю в спортивной форме?

Какой порядок ознакомления в арбитражном суде с материалами дела?

Какие документы выносят суды?

Как быть если в первом заседании истцами выступало 10 человек, а апелляцию подписало 5 человек?

Читать еще:  Понятие преступление является

Можно ли суд обязать аннулировать домен?

В чем разница между ходатайством и заявлением в суд?

Кто определяет сумму ущерба по ст. 146 УК РФ нарушение авторских и смежных прав?

Если свидетеля вызывают в гражданский или арбитражный суд он обязан явиться?

Как правильно подсчитать пошлину в суд о присуждение компенсации?

В каких случаях юристы соглашаются работать за результат?

Как Роскомнадзор помогает защищать авторские права?

Можно ли обанкротить общественную организацию?

Как сделать так, чтобы суд удовлетворил обеспечительные меры?

При каких обстоятельствах суд взыщет максимальную компенсацию за нарушение исключительных прав?

115419, Россия, Москва, улица Шаболовка, 34

+7 499 490 69 95

ЮРСИЛА (Юридическая сила) — Московская юридическая компания «ЮРИДИЧЕСКАЯ СИЛА» 1999-2019 C. Копирование материалов запрещено. Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.

Понятие и признаки предшествующего преступления

Дата публикации: 13.01.2017 2017-01-13

Статья просмотрена: 1880 раз

Библиографическое описание:

Зайтаев И. Р. Понятие и признаки предшествующего преступления // Молодой ученый. — 2017. — №2. — С. 307-309. — URL https://moluch.ru/archive/136/38083/ (дата обращения: 13.02.2020).

Рассматриваются вопросы квалификации и законодательной регламентации предшествующего преступления в России.

Ключевые слова: признаки преступлений, предшествующая преступность

The questions of qualification and legal regulation of prior crimes in Russia.

На протяжении последних десятилетий в России отмечается постоянный значительный рост как качественных, так и количественных показателей преступности в целом, в том числе преступлений в предшествующих преступлений.

Предшествующее преступление предполагается законодателем либо реально совершённым до основного преступления (или одновременно с ним, или после него), либо заключённым в намерении его совершения (независимо от реализации такого намерения, поскольку самого по себе намерения уже достаточно для установления признака основного состава преступления). Так, преступление, предусмотренное ст. 175 УК РФ, невозможно без реально совершённого ранее предшествующего преступления, предметом которого выступило приобретаемое или сбываемое в основном составе преступления имущество. Для применения данной статьи необходимо наличие самого главного признака — предмета данного преступления, которым является то самое имущество, которые пытались сбыть. Это может быть что угодно, за исключением драгоценных металлов, опасных материалов, наркотических средств и оружия. За торговлю этими предметами в Уголовном кодексе предусмотрено наказание по другим статьям. В данном случае речь идет о сделке, когда один человек добыл преступным путем некое имущество и желает его реализовать. Другой, со своей стороны, готов его купить, невзирая на то, что, по сути, приобретает предмет преступления [2].

В момент заключения договора он об этом даже не думает. Возможно, оба подельника даже в курсе, что существует такая ст. 175 ч. 1 УК РФ, но жажда наживы берет свое и заставляет совершать неверные шаги. Бывают ситуации, что ранее похищенные вещи передаются кому-то в дар или выступают в качестве уплаты долга. От этого они не теряют свою сущность. Исключением может быть тот факт, когда предметы отдаются на время при условии обязательного возврата. Здесь уже факт постоянного обладания отсутствует, что совершенно меняет всю картину.

Окончательным результатом по любому делу является приговор. Ст. 175 УК РФ предусматривает за соответствующие нарушения следующие виды наказаний:

  1. По части 1, касающейся имущества, о котором не было предварительной договоренности, виновные могут получить: штраф от 40000 руб. до всех видов доходов за три месяца, 480 часов обязательных, до двух лет исправительных и до трех лет принудительных работ, а также потерять свободу на три года.
  2. Часть 2 касается случаев, когда группа лиц действует по заранее намеченному плану (сговору). Кроме того, предметом преступления является нефть (или продукты ее переработки), автомобили либо другие дорогостоящие вещи. Здесь наказание более жесткое. Помимо ограниченной свободы в течение 3 лет, можно получить полгода ареста, 5 лет принудительных работ, солидный штраф — от 80000 руб. и до суммы шестимесячного дохода.
  3. Часть 3 применяется в тех случаях, когда все ранее описанные действия производились организованной группой или ими руководил человек, который для этого использовал свое служебное положение. Здесь уже срок принудительных работ может достигать пяти лет с возможностью частичного лишения свободы. Возможен также штраф, аналогичный тому, что описан в части 2, за исключением возможного дополнительного двухлетнего ограничения свободы [1].

Предполагается выполнение основного преступления в целях совершения преступления на территории России (предшествующее преступление); реальное наличие последнего, в свою очередь, необязательно, и для наступления уголовной ответственности за основное преступление достаточно доказать лишь наличие цели совершить преступление. Соответственно, совершение как следствие организации незаконной миграции иных преступлений (например, шпионажа (ст. 276 УК РФ)) следует квалифицировать по совокупности соответствующих преступлений со ст. 3221 УК РФ.

Следует отметить, что в подавляющем большинстве случаев намерение совершить предшествующее преступление носит искренний характер и является формой обнаружения умысла; вместе с тем не исключается и противоположная ситуация, когда намерение совершить предшествующее преступление объективируется вовне в составе основного преступления без реального желания совершить предшествующее преступление (например, в ст. 119, 150 УК РФ, когда виновный либо просто запугивает потерпевшего, либо устраивает своеобразную «проверку на прочность» несовершеннолетнему соответственно (в последнем случае после принятия постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» можно говорить только о неоконченном преступлении)).

Из второго признака предшествующих преступлений логически вытекает третий, которым заключается в том, что предшествующее преступление должно носить реальный характер, а не являться вымышленным. Вымышленное преступление, отсутствующее в реальной действительности хотя бы в виде замысла его совершения, логически исключает связь двух именно преступлений. Поэтому нельзя усмотреть конструкцию предшествующего преступления в составах, предусмотренный ч. 3 ст. 129, ч. 3 ст. 298 УК РФ и ряде иных, поскольку указание в них на преступление предполагает в реальности отсутствие преступного деяния; это, если можно так выразиться, «негативное предшествующее преступление». При этом вымышленность преступления не следует смешивать с наличием намерения совершить предшествующее преступление [4].

Легализация (отмывание) доходов, приобретенных преступным путем, стимулирует воспроизводство нелегальной экономики, наносит ущерб финансовой безопасности и экономической устойчивости государства. Отмывание «грязных денег» препятствует осуществлению правосудия, дает способность криминальным группам (организациям) осуществлять финансирование своей незаконной деятельности (в т. ч. террористического характера). Как правильно говорится в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 7 июля 2015 г. № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем», легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, добытых преступным путем, создает основу теневой экономики, причиняет вред экономической безопасности и финансовой стабильности государства, затрудняет раскрытие и расследование преступлений, обеспечивает возможность преступным группам (организациям) финансировать и осуществлять свою противоправную, в том числе террористическую, деятельность [3].

Вместе с тем, как мы видим, прикосновенность и вторичная преступность имеют много общего. Даже несмотря на то, что между ними есть отличительные черты, возможна ситуация, когда одно и то же общественно опасное деяние будет подпадать под признаки прикосновенности и вторичной преступной деятельности. Это возможно при одновременном соблюдении следующих условий: действовали два лица, одно из которых совершило предикатное преступление, а другое — вторичное, при условии, что у этих лиц не было сговора на совершение вторичного преступления. Касательно «отмывания» под эту категорию подпадает преступление, предусмотренное ст. 174 УК РФ. Данное преступление относится к вторичному преступлению. При этом одновременно имеет признаки прикосновенности. Вместе с тем вторичное преступление, предусмотренное ст. 174.1 УК РФ, не совпадает с прикосновенностью и имеет собственное содержание.

При квалификации по статье 174 УК РФ в материалах дела необходимо установить, что виновное лицо заведомо знало о характере происхождении имущества, с которым совершало финансовые операции и другие сделки. При этом, по смыслу закона, лицо может быть не осведомлено о конкретных обстоятельствах основного преступления.

Еще одной особенностью статьи 174 УК РФ является конструкция состава преступления. Легализация преступных доходов является таким преступлением, которое препятствует правосудию и создает благоприятные условия для совершения новых преступлений. Процесс окончания легализации не связан со стадиями преступной деятельности. Указанная конструкция направлена как на предупреждение общественно опасных последствий, так и самого вредоносного деяния.

  1. Ашин Д. А. Виды предикатных преступлений в уголовном праве // Актуальные проблемы российского права. 2010. № 3. С. 251–261.
  2. Журавлёва Н. М. Конструкция предшествующего преступления в уголовном праве // Актуальные проблемы российского права. 2011. № 4. С. 190–203.
  3. Журавлёва Н. М. Предшествующие преступления криминообразный признак в уголовном праве России // автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Московская государственная юридическая академия им. О. Е. Кутафина. Москва, 2011.
  4. Шебаршов М. В. Легализация преступных доходов: основания криминализации и правовая природа // Юридический вестник Самарского государственного университета. 2015. Т. 1. № 4. С. 74–79.
Читать еще:  Понятие оконченного и неоконченного преступления

Предикатные преступления в ук рф

Предлагается признавать преступлением отмывание доходов, полученных путем уклонения от уплаты налогов и таможенных платежей

Росфинмониторинг разработал проект федерального закона, который предполагает внесение важных изменений в целый ряд нормативных правовых актов. Большая часть поправок направлена на повышение прозрачности валютных операций, необходимой для пресечения отмывания доходов, полученных преступным путем. Также предлагается установить перечень оснований, при наличии которых банк сможет отказаться от заключения или исполнения договора банковского счета. В статье рассмотрены основные поправки к законодательству о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.

29.08.2012

ЭкспертКомпания «КонсультантПлюс», www.consultant.ru

Росфинмониторинг разработал проект Федерального закона »О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее – Проект). С текстом данного документа можно ознакомиться на официальном сайте Минэкономразвития России. Большая часть поправок направлена на повышение прозрачности валютных операций, необходимой для пресечения отмывания доходов, полученных преступным путем. Также предлагается установить перечень оснований, при наличии которых банк сможет отказаться от заключения или исполнения договора банковского счета. В статье рассмотрены основные поправки к законодательству о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, содержащиеся в Проекте.

Понятие легализации (отмывания) преступных доходов

Стоит отметить, что легализация (отмывание) преступных доходов является одной из серьезных проблем, которую пытается решить государство. С этой целью на практике реализуются положения соответствующих нормативных правовых актов, принятых как на международном, так и на национальном уровнях. В настоящее время основополагающим законодательным актом в рассматриваемой сфере является Федеральный закон от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (далее – Закон N 115-ФЗ). Именно в него Проектом предлагается внести важные изменения.

Согласно действующей редакции Закона N 115-ФЗ под легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступных путем, понимается придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступлений. В науке уголовного права последние определяются как предикатные преступления, то есть предшествующие легализации денежных средств. Иными словами, прежде чем установить факт отмывания доходов, необходимо доказать, что они были получены в результате совершения предикатного преступления. Однако законодатель не все преступления относит к таковым. Например, предикатными преступлениями не могут быть невозвращение из-за границы иностранной валюты в крупном размере (ст. 193 УК РФ), уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ), налоговые преступления (ст. ст. 198 – 199.2 УК РФ). Уголовная ответственность за отмывание денежных средств, полученных преступных путем, установлена в ст. ст. 174, 174.1 УК РФ.

Обратим внимание, что в юридической науке к вопросу о включении или исключении указанных составов преступлений (в частности, налоговых) в понятие легализации сложилось два концептуальных подхода.

Согласно первому из них легализовать денежные средства, которые приобретены путем совершения преступлений, не отнесенных законодателем к числу предикатных, нельзя. Объясняется это следующим. В соответствии со ст. ст. 174, 174.1 УК РФ в результате совершения преступления денежные средства или иное имущество должны приобретаться, то есть увеличивать имущество виновного лица. Этого не происходит при совершении деяний, исключенных из круга преступлений, в отношении которых возможна легализация, ведь в результате их совершения осуществляется преступное неуменьшение, сохранение прежних размеров имущества.

Сторонники второй точки зрения на поставленную проблему к числу предикатных преступлений относят и те категории преступлений, которые составляют исключения по действующему уголовному законодательству. В подтверждение данной позиции можно привести такие аргументы: при совершении преступлений, указанных в ст. ст. 193, 194, 198 – 199.2 УК РФ, виновное лицо также приобретает незаконный доход, только иным путем, нежели при совершении других предикатных преступлений. Например, при уклонении от уплаты налогов или таможенных платежей происходит увеличение имущества преступника за счет тех средств, которые должны были поступить в доход государства. Иными словами, виновное лицо удерживает то, что ему не принадлежит.

Помимо этого, ратифицированные Россией международно-правовые акты предоставляют национальному законодателю возможность в определенных рамках самому решать, какие преступления должны рассматриваться в качестве предикатных для ст. ст. 174, 174.1 УК РФ, а какие – нет. Например, положения ст. 6 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности (принята в г. Нью-Йорке 15.11.2000) устанавливают, что каждое государство в отношении криминализации отмывания доходов от преступлений должно стремиться к регламентации самого широкого круга основных (предикатных) правонарушений. Следовательно, нет никаких препятствий к тому, чтобы в качестве предикатных рассматривать преступления, составы которых установлены в ст. ст. 193, 194, 198 – 199.2 УК РФ.

В настоящее время законодатель применяет первый из названных подходов. Однако разработчики Проекта в определении предикатных преступлений руководствуются вторым подходом, как наиболее отвечающим общественной опасности отмывания преступных доходов. Соответствующие изменения предполагается внести в уголовное законодательство (ст. ст. 174, 174.1 УК РФ).

При привлечении к уголовной ответственности за отмывание полученных преступным путем денежных средств или иного имущества имеет значение их размер. Квалифицированным составом признается отмывание преступных доходов в крупном размере. Проектом предлагается снизить сумму, которая будет считаться крупной, с 6 млн до 600 тыс. руб. При этом появится новый квалифицированный состав: совершение указанного деяния в особо крупном размере, который составит сумму, превышающую 6 млн руб.

Проект предусматривает, что к лицам, виновным в совершении операций (сделок) в целях легализации преступных доходов, будет возможно применить наряду с уголовным наказанием иную меру уголовно-правового характера – конфискацию имущества, полученного в результате совершения этого преступления.

Субъекты отношений по противодействию легализации преступных доходов

В целях предупреждения, выявления и пресечения деяний, связанных с отмыванием преступных доходов, Закон N 115-ФЗ регулирует отношения российских, иностранных граждан и лиц без гражданства, организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, а также госорганов, контролирующих названные операции. В ст. 5 Закона N 115-ФЗ указаны те категории организаций, осуществляющих операции с денежными средствами или иным имуществом, на которые распространяется действие данного Закона. Проектом же предлагается расширить этот перечень за счет следующих субъектов:

— общества взаимного страхования;

— негосударственные пенсионные фонды, имеющие лицензию на осуществление деятельности по пенсионному обеспечению и страхованию;

— операторы связи, имеющие право самостоятельно оказывать услуги радиотелефонной подвижной связи.

В соответствии с Проектом в законодательстве о противодействии легализации преступных доходов появится понятие »бенефициарный владелец». Бенефициарный владелец – это физическое лицо, которое прямо или косвенно, самостоятельно или совместно со своими связанными (аффилированными) лицами имеет возможность определять действия (решения) клиента. Критерии отнесения лица к числу бенефициарных владельцев и требования к процедуре его идентификации будут установлены Правительством РФ, а для кредитных организаций – Банком России по согласованию с ФСФР России и Росфинмониторингом.

Операции, подлежащие обязательному контролю

По действующему Закону N 115-ФЗ обязательному контролю подлежат операции с денежными средствами или иным имуществом, отвечающие одновременно двум критериям: количественному и качественному. Проектом предлагается первый из них оставить прежним: обязательный контроль будет проводиться в отношении операций на сумму, равную или превышающую 600 тыс. руб. либо эквивалентную ей в иностранной валюте. Что же касается качественного критерия, то его планируется изменить. Так, перечень операций, подлежащих обязательному контролю, будет существенно расширен (подп. »а» п. 3 ст. 10 Проекта). Например, в него войдут:

— выдача микрофинансовой организацией займа в наличной форме на основании договора займа, а также возврат данного займа в наличной форме;

— зачисление (списание) денежных средств на счет (со счета) на основании договора финансовой аренды (лизинга);

— предоставление (получение) займа, процентная ставка по которому более чем в два раза ниже ставки рефинансирования на дату предоставления такого займа;

— предоставление и (или) получение денежных средств в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику).

Проект предлагает сделать контролируемыми денежные переводы, а также ряд операций по страхованию и перестрахованию на сумму 3 млн руб. либо эквивалентную ей сумму в иностранной валюте (подп. »б» п. 3 ст. 10 Проекта).

На сегодняшний день организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны в целях предотвращения легализации преступных доходов разрабатывать правила внутреннего контроля, в соответствии с которыми необходимо документально фиксировать информацию, полученную в процессе реализации указанных правил, и сохранять ее конфиденциальный характер. Для документального фиксирования информации Законом N 115-ФЗ предусмотрены определенные основания. Хотя перечень этих оснований открытый, Проект предлагает законодательно закрепить еще два основания. Так, организации будут обязаны фиксировать информацию о совершении операции (сделки) клиентом, в отношении которого Росфинмониторингом направлен или направлялся ранее письменный запрос. Также нужно будет фиксировать информацию в случае попытки совершения клиентом разовой операции, в отношении которой у работников организации возникают подозрения, что эта операция осуществляется в целях легализации преступных доходов.

Согласно Проекту для кредитных организаций правила внутреннего контроля, квалификационные требования к специальным должностным лицам, ответственным за соблюдение таких правил, требования к идентификации клиентов, выгодоприобретателей будут определяться Банком России по согласованию не только с Росфинмониторингом, но и с ФСФР России.

Предполагается, что кредитным организациям будет запрещено открывать и вести счета (вклады) анонимных владельцев (то есть физических или юридических лиц, не предоставляющих документов, необходимых для их идентификации), как сейчас, а также владельцев, использующих фиктивные имена (псевдонимы).

При наличии достаточных оснований, свидетельствующих о том, что операция, сделка связаны с легализацией доходов, полученных преступным путем, или с финансированием терроризма, Росфинмониторинг будет направлять соответствующую информацию и материалы не только в правоохранительные органы, но и в налоговые органы.

Право банка на отказ от заключения или исполнения договора банковского счета по основаниям, предусмотренным Законом N 115-ФЗ

Проектом предлагается предоставить банкам право отказаться от заключения или исполнения договора банковского счета в случаях, установленных Законом N 115-ФЗ в редакции Проекта. Соответствующие изменения в названный Закон, а также в Гражданский кодекс РФ содержатся в Проекте.

Основаниями для отказа кредитных организаций от заключения договора банковского счета (вклада) с физическим или юридическим лицом могут стать обстоятельства, перечисленные в подп. »д» п. 4 ст. 10 Проекта (например, наличие в отношении физлица или организации обоснованных подозрений в том, что целью заключения договора является совершение операций для отмывания преступных доходов).

Отказаться от исполнения таких договоров банки вправе по определенным основаниям (например, осуществление клиентом операции, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели, несоответствие операции видам деятельности организации, неоднократное совершение операций, характер которых дает основания полагать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля).

Критерии обоснованности подозрений в том, что операция совершается в целях легализации (отмывания) преступных доходов, будут устанавливаться Банком России по согласованию с Росфинмониторингом.

Об отказе от исполнения договора банковского счета клиенту направляется уведомление. По истечении месяца после этого договор банковского счета будет считаться расторгнутым. В течение этого месяца банк не сможет осуществлять операции по банковскому счету клиента. Исключение составят обязательные платежи в бюджет и операции, указанные в п. 3 ст. 859 ГК РФ в редакции Проекта.

Проект Федерального закона »О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации». С текстом документа можно ознакомиться на официальном сайте Минэкономразвития России

ПРОБЛЕМЫ ДОКАЗАННОСТИ ПРЕДИКАТНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ, УСТАНАВЛИВАЮЩИХ УГОЛОВНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ЛЕГАЛИЗАЦИЕЙ (ОТМЫВАНИЕМ) ДОХОДОВ, ПОЛУЧЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ

В современных условиях уголовно-правовая борьба с легализацией преступных доходов, полученных преступным путем, приобретает особую значимость. Эффективность и полнота расследования преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174-1 УК РФ, во многом зависит от правильности квалификации, однако правоохранительные органы сталкиваются с трудностями при применении вышеуказанных статей Уголовного кодекса, что связано, в том числе, с неверной оценкой предикатного преступления.

Как следует из диспозиции статей 174 и 174-1 УК РФ — легализацией преступных доходов является совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами и иным имуществом, приобретенным лицом в результате совершения преступления. То есть одним из признаков предмета преступного посягательства (отмытых доходов) является их преступный путь приобретения.

В теории уголовного права отсутствует единство мнений по вопросу о том, должно ли преступное происхождение денежных средств или иного имущества как предмета легализации быть подтверждено вступившим в законную силу обвинительным приговором суда по делу о предикатном преступлении. Одни ученые считают это необходимым условием для привлечения лица к уголовной ответственности за легализацию (отмывание) преступных доходов [1]. Другие не видят такой необходимости [2].

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» устанавливает, что преступный характер приобретения имущества, владению, пользованию или распоряжению которым, виновный стремится придать правомерный вид, возможно при наличии уголовного дела, материалы которого содержат доказательства свидетельствующие о наличии события и состава предикатного преступления, и органом предварительного следствия им дана соответствующая оценка [5].

Анализ практики правоприменения показал неоднозначное отношение правоохранительных органов и судебных инстанций к оценке достаточности доказательств, подтверждающих факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления.

Законодатель не раскрывает понятие «достаточности», в итоге в уголовно-процессуальной практике несовпадение оценки достаточности данных очень частое явление.

Судебная практика относительно применения статей 174 и 174-1 УК РФ также противоречива. В одних случаях в приговорах не приведены доказательства, на которых основывается вывод суда о том, что денежные средства или иное имущество были приобретены преступным. Так, согласно приговора Сунженского районного суда Республики Ингушетия Ш. осуждена по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ за легализацию денежных средств, приобретенных ею в результате незаконного сбыта сильнодействующих веществ. При этом Ш. не вменялся незаконный сбыт сильнодействующих веществ, т. е. предикатное преступление фактически не установлено и не доказано [6]. Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства, при этом основным доказательством обвинения являлись признательные показания подсудимой, что вряд ли можно признать достаточным подтверждением факта преступного происхождения денежных средств и иного имущества.

В других случаях суды предъявляли более высокие требования к установлению факта получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления. Так, Приговором Елизовского районного суда Камчатского края X. осужден по ч. 1 ст. 174 УКРФ за легализацию денежных средств, приобретенных Р. в результате сбыта наркотического средства «гашишное масло». В подтверждение этого суд первой инстанции сослался на обвинительные приговоры в отношении Р. Однако, как указано в кассационном определении судебной коллегии по уголовным делам Камчатского краевого суда, данными приговорами Р. осужден за приобретение, хранение без цели сбыта и покушение на сбыт наркотических средств, при этом сведений о приобретении им денежных средств в результате данных преступлений, судебные акты не содержат. По этой причине кассационная инстанция пришла к выводу, что факт преступного происхождения денежных средств, переданных Р. подсудимому X., не установлен, и прекратила уголовное дело в отношении X. по ч. 1 ст. 174 УК РФ [3].

В следственной практике имеются случаи, когда уголовное дело по признакам предикатного преступления вообще не было возбуждено вследствие вынесения постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. В качестве примера можно привести ситуацию с вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 199 УК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования и невозможностью привлечения виновного в совершении преступления лица к уголовной ответственности. Возникает вопрос: возможно ли в этом случае возбуждение уголовного дела по ст. ст. 174-1 или 174 УК РФ и имеет ли здесь место доказанность преступного характера получения имущества, являющегося предметом легализации? Думается, что обозначенные выше указания постановления Пленума Верховного Суда РФ о том, что материалы уголовного дела по признакам преступления, являющегося предикатным по отношению к преступлению, предусмотренному ст. 174 или 174.1 УК РФ, должны содержать доказательства, свидетельствующие о наличии события и состава основного преступления, и органом предварительного расследования им должна быть дана соответствующая оценка, можно соотнести с необходимостью содержания в материале проверки сведений, свидетельствующих о наличии события и состава преступления. В ином случае, решение об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица по не реабилитирующим для него основаниям, будет заведомо незаконным.

Анализируя вышесказанное, полагаю будет целесообразно добавить к основаниям установления преступного характера получения имущества, являющегося предметом совершения преступлений, предусмотренных ст. 174 и 174.1 УК РФ нового основания, а именно — постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам предикатного преступления, вынесенного по основаниям, предусмотренным п.п. 3, 4 или 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Список литературы и источников

1. Алешин К.П. Легализация (отмывание) доходов, полученных преступных путем как преступление международного характера: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2004.

2. Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М.: Статут, 2005 (информационный банк СПС «Констультант Плюс»)

3. Кассационное определение судебной инстанции по уголовным делам Камчатского краевого суда по уголовному делу №22-1050/2010//ГАС РФ «Правосудие».

4. Ляскало А.Н. Особенности предмета легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем // Уголовное право. 2014. №2.

5. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 № 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» // Правовая система «Гарант».

6. Приговор Сунежского районного суда Республики Ингушетия по уголовному дело № 1- 30/2010// ГАС РФ «Правосудие».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector