0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Основания отмены постановления о возбуждении уголовного дела

Отмена незаконного постановления следователя о возбуждении дела

Отмена незаконного постановления следователя о возбуждении дела

Актуальность этой проблемы обусловлена прежде всего ошибками, допускаемыми правоприменителями, в том числе и судом, при толковании п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ.

Согласно вышеуказанной норме закона руководитель следственного органа уполномочен отменять незаконные или необоснованные постановления следователя. По смыслу закона отмене подлежат любые незаконные либо необоснованные постановления следователя (например, о производстве обыска, о привлечении в качестве обвиняемого и т. д.). Иное толкование закона привело бы к бесконтрольности процессуальной деятельности следователя. Установить исчерпывающий перечень подлежащих отмене незаконных постановлений следователя невозможно, да и нет в этом необходимости. Право отмены постановлений лишь может быть ограничено другими статьями УПК. Однако таких статей он не предусматривает.

Имеет ли руководитель следственного органа право отменять незаконное и необоснованное постановление следователя о возбуждении уголовного дела? Ответ очевиден: в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 39 УПК РФ — имеет.

Однако на этот счет есть и другое мнение, обусловленное принятием ряда решений судами Самарской области в порядке ст. 125 УПК. Обоснование этого мнения следующее: если до этого прокурор в порядке ч. 4 ст. 146 УПК, т. е. в течение 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, не отменил постановление о возбуждении уголовного дела, то в ином порядке оно не может быть отменено, так как его УПК РФ не предусматривает. В этом случае, на наш взгляд, правоприменители путают полномочия прокурора, предусмотренные ст. 146 УПК, и полномочия руководителя следственного органа, предусмотренные ст. 39 УПК.

Более того, сторонники указанной позиции считают, что прокурор не имеет права требовать от руководителя следственного органа в ходе предварительного следствия отмены незаконного постановления следователя о возбуждении уголовного дела, а руководитель следственного органа вообще не имеет права отменять постановление о возбуждении уголовного дела. По их мнению, если прокурором постановление о возбуждении уголовного дела не отменялось, то на основании ст. ст. 208, 212, 215 УПК необходимо принять одно из следующих решений: о приостановлении предварительного следствия, о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, о составлении обвинительного заключения. В случае установления непричастности лица к совершению преступления в ходе расследования уголовного дела либо отсутствия события преступления как такового уголовное дело (уголовное преследование) должно быть прекращено на основании п. п. 1 или 2 ч. 1 ст. 24 УПК.

Кроме того, представляется, что эта позиция противоречит нормам УПК и приводит к существенному сужению прав как руководителя следственного органа, так и надзирающего прокурора, а также может привести к существенному нарушению прав участников уголовного судопроизводства, так как прекращение уголовного дела не влечет признания других вынесенных постановлений по делу (например, постановления об аресте) незаконными, а отмена постановления о возбуждении уголовного дела влечет признание, например, ареста во всех случаях незаконным.

Так, в случае, если постановление о возбуждении уголовного дела вынесено неуполномоченным на то лицом (например, участковым уполномоченным милиции и т. д.) или с нарушением требований ст. ст. 145, 151, 152 УПК, а также в случае, если при возбуждении уголовного дела отсутствовали поводы и основания, и оно не было отменено в порядке ч. 4 ст. 146 УПК, прокурор, выявив указанные нарушения закона, обязан внести требование об отмене данного постановления, а руководитель следственного органа отменить его.

В данном случае ущербно само постановление о возбуждении уголовного дела, поэтому оно незаконно и не может порождать правовых последствий.

Аналогичные правовые нормы есть в ГК РФ. Так, согласно его ст. 167 (ч. 2) при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. Таким образом, в случае недействительности сделки восстанавливается правовой статус лиц и имущества, который существовал до совершения данной сделки. Недействительной сделка признается с момента ее заключения, а не с момента вступления в силу решения суда.

Довод о единственном возможном решении о прекращении уголовного дела в случае, когда дело было ущербно возбуждено и по нему проведено расследование, не является обоснованным. В этом случае неясно, по каким основаниям дело подлежит прекращению. Сторонниками этой позиции не учитывается, что в случае установления непричастности лица к совершению преступления в ходе расследования уголовного дела либо отсутствия события преступления как такового уголовное дело (уголовное преследование) должно быть прекращено на основании п. 1 или п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК.

Кроме того, не принимаются во внимание различные правовые последствия прекращения уголовного дела и отмены постановления о возбуждении уголовного дела. Так, после отмены постановления о возбуждении уголовного дела должно быть принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела либо о направлении материала на дополнительную проверку, после чего следователь вправе вновь возбудить уголовное дело. Правовые последствия прекращения уголовного дела иные: дело не может быть возбуждено по тем же основаниям, хотя и уже уполномоченным на то лицом.

Более того, прекращение уголовного дела — результат анализа добытых по уголовному делу в процессе расследования доказательств, а признание постановления о возбуждении уголовного дела незаконным с момента возбуждения является следствием анализа поводов, оснований и других формальных обстоятельств. Отмена постановления о возбуждении уголовного дела влечет признание всех собранных доказательств по делу недопустимыми.

Если уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием события преступления, то после этого исключена возможность возбуждения уголовного дела по данному факту. Если оно подлежит прекращению в связи с отсутствием состава преступления в отношении конкретного лица, то событие преступления имело место и впоследствии возможно возбудить уголовное дело.

Во всех случаях принятия судом решения в порядке ст. 125 УПК о признании незаконным постановления о возбуждении уголовного дела руководитель следственного органа отменяет постановление следователя о возбуждении уголовного дела вне зависимости от количества проведенных следственных действий и срока расследования.

Читать еще:  Основания для приостановления уголовного дела

Таким образом, можно прийти к безусловному выводу о том, что право руководителя следственного органа отменять незаконные постановления следователя о возбуждении уголовного дела и право прокурора на любой стадии расследования требовать отмены незаконного постановления о возбуждении уголовного дела являются важнейшими инструментами исправления процессуальных ошибок, допущенных при возбуждении уголовного дела.

«ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНЁРЫ»

Международная Юридическая фирма

основана в 2001 году

«TRUNOV, AYVAR & PARTNERS»

International Law Firm

Est. in 2001

+7(499)158-29-17

+7(499)158-85-81

+7(499)158-65-66

Обжалование постановления о возбуждении уголовного дела

В Басманный районный суд г. Москвы

г. Москва, ул. Каланчевская, д. 11

от адвоката коллегии

Трунова Игоря Леонидовича,

(действующего в интересах подозреваемого – Криваша Николая Андроновича)

Должностное лицо, чьи действия обжалуются: старший следователь по особо важным делам при Председателе Следственного комитета России

полковник юстиции Степанов С.С.

ЖАЛОБА

(в порядке ст. 125 УПК РФ)

12.04.2017 старшим следователем по особо важным делам при Председателе Следственного комитета Российской Федерации полковником юстиции Степановым С.С. возбуждено уголовное дело № 11702007706000061 в отношении Маркелова Л.И. по ч. 6 ст. 290 УК РФ, в отношении депутата Государственного Собрания Республики Марий Эл Криваша Н.А. по ч. 5 ст. 291 УК РФ, в отношении Кожановой Н.И. и неустановленных лиц по ч. 4 ст. 291.1УК РФ.

С принятым следователем решением о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 не согласен, считаю данное решение незаконным (необоснованным) и подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 140 УПК РФ поводами для возбуждения уголовного дела служат: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников; 4) постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Часть 2 данной статьи УПК РФ устанавливает, что основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

По настоящему уголовному делу достаточных оснований для его возбуждения у следователя не имелось.

Согласно ч. 1 ст. 7 УПК РФ суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий УПК РФ.

В соответствии с ч. 2 этой же статьи УПК РФ, суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта УПК РФ, принимает решение в соответствии с УПК РФ.

Часть 3 ст. 7 УПК РФ, предусматривает, что нарушение норм настоящего УПК РФ судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

В действиях генерального директора ООО «Птицефабрика «Акашевская» Криваша Н.А. не усматривается признаков преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291 УК РФ.

Так, денежные средства, Кривашом Н.А. лично или через посредников Маркелову Л.И. никогда не передавались. Участие в программе по получению ООО «Птицефабрика «Акашевская» средств государственной поддержки по линии Министерств сельского хозяйства РФ и РМЭ, осуществлялось на общих основаниях, в строгом соответствии со всеми требованиями и в строгом соответствии всем критериям, предъявляемым к субъектам – получателям целевых средств государственной поддержки для сельскохозяйственных предприятий.Данные субсидии предназначались на погашение процентов по договорам займа между ОАО «Россельхозбанк» и ООО «Птицефабрика «Акашевская».

Кроме того, считаю, что в действиях генерального директора ООО «Птицефабрика «Акашевская», моего подзащитного – Криваша Н.А., отсутствуют необходимые признаки состава преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 291 УК РФ, а имеют место обычные хозяйственные гражданско-правовые отношения, между субъектами хозяйственной деятельности – ООО «Птицефабрика «Акашевская» и ООО «Тепличное» и по факту выявленных в ходе доследственной проверки фактических обстоятельств произошедшего, следователю, по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ следовало принять по материалу проверки решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Более того, из пояснений сотрудников следственных органов неоднократно звучало, что основной целью обыска является поиск денежных средств и иных материальных ценностей, вне зависимости от их принадлежности Кривашу Н.А. Обыск, который должен производиться с целью отыскания предметов и ценностей, которые могут иметь значение для дела, превратился в незаконное отобрание материальных средств у лиц, которые ни к Кривашу Н.А., ни к возбужденному в отношении Маркелова Л.И. уголовного дела, никакого отношения не имеют.

Также необходимо отметить, что согласно фабуле обвинения, по версии следствия Криваш Н.А., якобы, передал Маркелову Л.И. денежные средства за общее покровительство путем приобретения бездокументарных акций ОАО «Тепличное». Денежные средства в размере 235 275 000 руб. были зачислены на расчетный счет данного общества. Передача наличных денежных средств или иных материальных ценностей между фигурантами не предполагалась (об этом утверждает обвинение в постановлении о возбуждении уголовного дела и в постановлении о предъявлении Маркелову Л.И. обвинения).

Данные обстоятельства свидетельствуют об очевидности незаконности и отсутствия каких-либо законных оснований для возбуждения уголовного дела.

Таким образом, защита считает, что у следователя Степанова С.С. отсутствовали какие-либо правовые основания и достаточные данные для принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела в отношении Криваша Н.А., следовательно, обжалуемое защитой Постановление незаконно.

Защита полагает, что возбуждение уголовного дела в отношении Криваша Н.А. и желание отыскать денежные средства, полученные Кривашем Н.А. от гражданско-правовой сделки по продаже ООО «Птицефабрика Акашевская», чему свидетельствуют обыски, проведенные следственным органом в жилище лиц (бывшей жены и дочери, проживающей самостоятельной семьей с мужем и ребенком), является ничем иным, как рейдерским захватом со стороны правоохранительных органов с целью изъятия законно полученных от гражданско-правовой следки, заключенной с ООО «Агроактив».

Читать еще:  Подведомственность по уголовным делам

При этом следует обратить внимание, что деньги, полученные от сделки по продаже ООО «Птицефабрика Акашевская» к сделке по приобретению акций ОАО «Тепличное», никакого отношения не имеют. Согласно предъявленному Маркелову Л.И. обвинению и постановлению о возбуждении уголовного дела, Криваш Н.А. произвел расчет по договору о приобретении бездокументарных акций ОАО «Тепличное» до 25.02.2015 года. Гражданско-правовая сделка никем не оспорена, не признана ничтожной, мнимой или недействительной.

Деньги, же вырученные Кривашем Н.А. от продажи долей в уставном капитале общества ООО «Птицефабрика Акашевская», получены не ранее октября 2016 года, никакого отношения с договору по проибретению акций ОАО «Тепличное» не имеют, не могли быть предметом отыскания при производстве обысков в рамках уголовного дела №11702007706000061, что лишний раз подтверждает незаконность возбуждения уголовного дела.

Даже если бы в жилых помещениях, где производился обыск и были бы обнаружены деньги или иные материальные ценности, они не подлежали изъятию, поскольку они не имели никакого отношения к уголовному делу в рамках расследования которого проводились обыски.

Кроме того, мой подзащитный – подозреваемый по уголовному делу генеральный директор ООО «Птицефабрика «Акашевская» Криваш Николай Андронович, с 2014 года и вплоть до 2019 года является депутатом законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ – Государственного Собрания Республики Марий Эл, и в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 447 УПК РФ, относится к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовному делу, то есть в уголовно-правовом смысле, мой подзащитный – Криваш Н.А., является специальным субъектом.

Согласно п. 9 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела, либо о привлечении в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается: в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ – руководителем следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ.

Таким образом, лицом, в соответствии со ст. 448 УПК РФ наделенным по закону правом возбуждения уголовного дела в отношении моего подзащитного – Криваша Н.А., является руководитель Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Марий Эл.

Данные обстоятельства не были приняты во внимание следователем Степановым С.С. при принятии решения по материалу проверки и, в нарушении положений ст.ст. 144-145 УПК РФ, им незаконно (необоснованно) принято решение о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 125 УПК РФ,

ПРОШУ СУД:

1. Признать постановление о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 от 12.04.2017, вынесенное старшим следователем по особо важным делам при Председателе Следственного комитета РФ полковник юстиции Степанова С.С., незаконным (необоснованным).

2. Обязать руководителя следственного органа – Председателя Следственного комитета Российской Федерации генерала юстиции Бастрыкина А.И., отменить незаконное (необоснованное) постановление от 12.04.2017 о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 в отношении Криваша Николая Андроновича.

В ходе подготовки к рассмотрению настоящей жалобы, прошу суд истребовать из следственного органа – Следственного комитета РФ копию постановления о возбуждении уголовного дела № 11702007706000061 от 12.04.2017 (которой сторона защиты Криваша Н.А. до настоящего времени не обладает), а также документы из материалов уголовного дела № 11702007706000061, обосновывающие как возбуждение уголовного дела в отношении моего подзащитного – Криваша Н.А., так и обосновывающие возбуждение уголовного дела № 11702007706000061 должностным лицом из центрального аппарата Следственного комитета РФ.

КС пояснил порядок повторных отказов в возбуждении уголовного дела по одному сообщению о преступлении

12 марта Конституционный Суд РФ вынес Определение № 578-О по жалобе гражданина, оспаривающего конституционность ч. 1, 6, 7 ст. 148 УПК РФ, касающихся порядка вынесения отказа в возбуждении уголовного дела.

В январе 2015 г. адвокат гражданина Олега Суслова обратился в районный отдел МВД России г. Москвы с заявлением о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. В обоснование своих требований защитник утверждал о совершении в отношении доверителя мошеннических действий, причинивших ему ущерб в особо крупном размере.

Сначала правоохранительный орган отказался возбуждать уголовное дело, однако впоследствии прокурор распорядился провести дополнительную проверку материалов. В дальнейшем неоднократные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела отменялись руководителем следственного органа и прокурором. Указанное обстоятельство также вынудило прокуратуру направить в адрес вышестоящего следственного органа представление о привлечении к дисциплинарной ответственности должностных лиц, допустивших нарушение закона при проведении доследственной проверки, и об усилении контроля за работой подчиненных.

В июле 2018 г. Лефортовский районный суд столицы отказался признавать незаконным очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылаясь на отмену спорного решения прокуратурой, но признал незаконным бездействие должностных лиц ОВД при рассмотрении соответствующего заявления о преступлении, которое длилось более трех с половиной лет. В связи с этим суд обязал руководителя следственного органа устранить допущенные нарушения. Тем не менее осенью 2018 г. следователь в очередной раз отказался возбуждать уголовное дело, а его постановления были опять отменены прокурором как незаконные и необоснованные. В итоге уголовное дело возбуждено лишь 10 декабря 2018 г.

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ Олег Суслов утверждал о том, что оспариваемые им нормы на практике позволяют руководителю следственного органа, следователю, органу дознания или дознавателю многократно (вплоть до истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности) отказывать в возбуждении уголовного дела без проведения дополнительных проверок, несмотря на признание незаконными ранее вынесенных ими решений об отказе в возбуждении дела. По мнению заявителя, спорные нормы нарушают права потерпевшего, лишают его судебной защиты и незаконно освобождают от уголовной ответственности виновных лиц.

Читать еще:  Полномочия прокурора на стадии возбуждения уголовного дела

Изучив материалы жалобы Конституционный Суд РФ отказался принимать ее к рассмотрению. КС напомнил ряд собственных правовых позиций, согласно которым проверка сообщения о преступлении и возбуждение уголовного дела представляют собой начальную, самостоятельную стадию уголовного процесса, в ходе которой устанавливается наличие или отсутствие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. На этом этапе определяются обстоятельства, исключающие возбуждение дела, дается юридическая квалификация содеянного, принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению последующего расследования и рассмотрения дела.

Суд подчеркнул, что отказ в возбуждении уголовного дела должен базироваться на достоверных сведениях, которые могут быть проверены в установленном порядке. КС также подтвердил обоснованность возможности отмены прокурором и руководителем следственного органа постановления об отказе в возбуждении уголовного дела с направлением материалов для дополнительной проверки. С учетом того что необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела ограничивает право на доступ к правосудию, ст. 125 УПК РФ прямо относит постановление об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела к решениям, подлежащим оспариванию в судах.

В связи с этим суды также вправе рассматривать в пределах собственной компетенции жалобы о неэффективности проверки сообщения о преступлении и расследования, если последняя вытекает из ненадлежащих действий (бездействия) и решений соответствующих должностных лиц. В этих случаях суд обязан проверить, учел ли орган предварительного следствия все обстоятельства, включая указанные в жалобе, которые могли существенно повлиять на его выводы, а также исследовал ли он эти обстоятельства вообще. Следовательно, у суда есть полномочие по указанию на конкретные допущенные нарушения и обязанность их устранения.

В то же время КС отметил, что текущее уголовно-процессуальное законодательство не регламентирует максимальное число отмен решения об отказе в возбуждении уголовного дела и не предусматривает предельный срок дополнительных проверок, проводимых в связи с такой отменой. Соответственно, возможен неоднократный отказ в возбуждении уголовного дела по одному и тому же сообщению о преступлении, даже если ранее прокурор или суд выявляли неправомерность аналогичных решений.

Также Суд пояснил, что органы предварительного следствия не должны повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же материалы проверки сообщения о преступлении. После устранения выявленных нарушений им надлежит вновь оценить как фактическую, так и правовую сторону дела и принять новое процессуальное решение, которое должно быть законным, обоснованным и мотивированным. «Иное свидетельствовало бы о невыполнении или ненадлежащем выполнении органами уголовного преследования своей процессуальной обязанности по проверке сообщения о преступлении, вело бы к утрате следов преступления, к снижению эффективности или даже к невозможности проведения следственных действий по собиранию доказательств, лишало бы заинтересованных лиц, которым запрещенным уголовным законом деянием причинен физический, имущественный или моральный вред, не только права на судопроизводство в разумный срок, но и права на эффективную судебную защиту», – отмечено в определении.

В комментарии «АГ» старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов поддержал выводы КС: «Суд совершенно верно указал, что после отмены прокурором решения об отказе в возбуждении уголовного дела, признания его незаконным со стороны суда дознаватель (следователь) не должен повторно отказывать в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же самые материалы».

По мнению эксперта, Суд также справедливо указал, что у прокурора должны быть полномочия по отмене незаконных и необоснованных постановлений следователя (дознавателя) об отказе в возбуждении уголовного дела. «Вместе с тем основная проблема кроется в отсутствии у прокурора в настоящее время полномочий по возбуждению, прекращению уголовных дел, которыми он, безусловно, должен обладать как лицо, осуществляющее уголовное преследование от имени государства», – пояснил адвокат. Он с сожалением отметил, что такие полномочия были ранее изъяты у прокурора, «и в настоящее время мы пожинаем негативные плоды, о чем свидетельствует комментируемая ситуация».

Андрей Гривцов считает, что вряд ли комментируемый судебный акт изменит во многом формальный подход следствия к многократному вынесению постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел без надлежащего проведения проверок: «Изменить порочную практику сможет лишь расширение процессуальных полномочий прокурора, которое находится в компетенции законодателя, а не Конституционного Суда РФ».

По мнению руководителя уголовной практики АБ «КРП» Михаила Кириенко, в исследуемом судебном акте Конституционный Суд РФ задает правильный и необходимый вектор для развития правоприменительной практики и совершенствования уголовно-процессуального законодательства. Тем не менее вряд ли судебный акт окажет кардинальное влияние на правоприменительную практику, однако последовательная реализация позиции Конституционного Суда через институты судебного и прокурорского надзора может улучшить ситуацию с защитой прав потерпевших на своевременное и справедливое разбирательство.

«Не вдаваясь в оценку определения КС, отмечу, что даже при таком негативном правотворчестве орган конституционного правосудия создал базу для более эффективного обжалования шаблонных решений об отказе в возбуждении уголовного дела, когда заявитель попадает в “карусель” одинаковых процессуальных решений, не получая адекватного ответа и оценки доводов своего заявления о совершении преступления. Мотивы рассматриваемого определения – закономерный виток развития вопроса оценки разумности сроков в уголовном судопроизводстве», – пояснил эксперт.

Напомним, ранее «АГ» писала об инициативе Татьяны Москальковой, которая отметила необходимость отказа от стадии возбуждения уголовного дела. В качестве альтернативы омбудсмен предлагала подробно прописать права заявителя в стадии возбуждения уголовного дела, включая право на бесплатную юридическую помощь. Свою позицию Уполномоченный по правам человека обосновала тем, что в ее аппарат поступает большое количество жалоб на незаконные отказы в возбуждении уголовных дел.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector