0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

П 4 ст 21

Статья 21. Обязанность осуществления уголовного преследования

1. Уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

2. В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

3. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего.

4. Требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных настоящим Кодексом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

5. Прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве.

Комментарий к Ст. 21 УПК РФ

1. Принципиальная новизна части 1 комментируемой статьи заключается в том, что теперь в законе четко указано: наряду с прокуратурой уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляется следователем и дознавателем.

2. В части второй комментируемой статьи выражено публичное начало, свойственное российскому уголовному процессу. Оно заключается в том, что большинство уголовных дел возбуждаются в силу обязанности органов, осуществляющих уголовное преследование, а не по усмотрению потерпевшей стороны и прекращению за примирением сторон, за исключением случаев, особо оговоренных в законе, не подлежат. Иначе говоря, уголовный процесс начинается, ведется и соответствующим образом завершается не только и не столько в интересах потерпевшей стороны (хотя данное обстоятельство тоже не сбрасывается со счетов), сколько в интересах всего общества, во имя справедливости и в целях предупреждения повторения аналогичных преступлений впредь как тем же лицом, так и другими лицами.

3. Публичное начало российского уголовного процесса выражается также и в том, что следователь, а также дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить любое уголовное дело частного и частно-публичного обвинения (см. текст части четвертой статьи 20 и комментарий к ней), не считаясь с волеизъявлением потерпевшего, его законного представителя и представителя, словом, потерпевшей стороны, даже если эта сторона просит и настаивает на прекращении уголовного производства. Публичное начало обязывает довести данное дело до судебного разбирательства, несмотря на отсутствие «уголовного иска». Приоритет в решении подобных вопросов — за государством, потому что уголовное преследование — его (государства) прерогатива (исключительное право).

4. Осуществление функции уголовного преследования невозможно без применения мер уголовно-процессуального принуждения. Орган, осуществляющий уголовное преследование, вправе вызвать для допроса и производства очной ставки, а также для участия в иных следственных действиях любое лицо; он вправе истребовать как от физического лица, так и от организации любые документы, необходимые для производства по уголовному делу, а также производить обыск, выемки и иные следственные действия, где элемент принуждения особенно отчетлив. Поэтому законные требования органа, осуществляющего уголовное преследование (прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя), предъявленные в пределах компетенции, предоставленной каждому уголовно-процессуальным законом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями и должностными лицами и гражданами. Их неисполнение влечет законную ответственность. Например, не явившийся на допрос без уважительной причины свидетель может быть подвергнут принудительному приводу нарядом милиции на основании постановления должностного лица, в чьем производстве находится уголовное дело, а нарушивший требования меры пресечения может быть подвергнут более строгой из общего арсенала таких мер. За некоторые действия, связанные с неисполнением требований органа, осуществляющего уголовное преследование, предусмотрена уголовная ответственность (например, за отказ свидетеля от дачи показаний, за отказ от дачи экспертного заключения без уважительных причин, за отчуждение имущества, подвергнутого описи и аресту).

5. О досудебном соглашении о сотрудничестве и праве прокурора на его заключение см. текст пункта 61 статьи 5, текст главы 40.1 (статьи 317.1 — 317.9) УПК и комментарий к ним.

Статья 21. Обязанность осуществления уголовного преследования

СТ 21 УПК РФ

1. Уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

2. В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

3. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего.

4. Требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных настоящим Кодексом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

5. Прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве.

Комментарий к Статье 21 Уголовно-процессуального кодекса

1. Положения комментируемой статьи свидетельствуют о публичности уголовного преследования при производстве по уголовным делам. Публичность уголовного преследования свидетельствует об обязанности государства в пределах своей компетенции в лице прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания — начальника органа дознания, начальника подразделения органа дознания, дознавателя, осуществлять уголовно-процессуальную деятельность по реализации данной функции. Кроме того, публичный характер уголовного преследования возникает в связи с совершением общественно опасных деяний и характеризует особенности механизма осуществления судопроизводства по данным категориям уголовных дел, в рамках которого уголовное преследование лица, предполагаемого виновного в совершении такого деяния, его привлечение к уголовной ответственности и возложение на него мер уголовно-правового воздействия принимает на себя государство в лице специально уполномоченных органов. Поэтому и уголовное преследование по делам публичного и частно-публичного характера осуществляется от имени государства.

2. Осуществляя уголовное преследование по делам частно-публичного и публичного обвинения, государство, кроме того, гарантирует эффективную защиту прав и свобод человека в качестве высшей ценности, в связи с реализацией целей уголовного судопроизводства.

3. Осуществление уголовного преследования по уголовным делам является обязанностью соответствующих государственных органов и должностных лиц. Во исполнение данной обязанности в УПК РФ установлен определенный порядок уголовного судопроизводства, который и регламентирует соответствующую процедуру уголовного преследования. Данная процедура распространяется как на досудебную, так и судебную часть уголовного судопроизводства. Кроме того, для реализации данной обязанности государства в отношении тех участников уголовного судопроизводства, которые осуществляют данную деятельность, в УПК РФ предусмотрены соответствующие полномочия. Речь в данном случае идет о полномочиях прокурора, следователя, дознавателя, предусмотренных ст. ст. 37, 38 и 41 УПК РФ. (Более подробно см. комментарий к ст. ст. 37, 38 и 41 настоящего Кодекса.) Характер этих полномочий по своему содержанию — властный, обязательный для реализации другими участниками правоотношений. Действующее законодательство не предусматривает какого-либо вида юридической ответственности за невыполнение либо ненадлежащее выполнение требований следователя, дознавателя в части выполнений поручений, запросов, осуществляемых при уголовном преследовании. Исключением является административное законодательство России, которое предусматривает административную ответственность в отношении лиц, которые умышленно не выполняют требований прокурора, вытекающих из его полномочий, предусмотренных ч. 4 комментируемой статьи (ст. 17.7 КоАП РФ).

4. Начало осуществления уголовного преследования по делам публичного обвинения осуществляется по правилам статьи 144 УПК РФ, в соответствии с которой принимаются, проверяются сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении. При этом на основе оценки совокупности полученных доказательств орган дознания — начальник органа дознания, начальник подразделения дознания, дознаватель, следователь, руководитель следственного органа в пределах своей компетенции принимают по данным сообщениям соответствующие процессуальные решения, которые должны быть законными, обоснованными и мотивированными (ст. ст. 7 и 17 УПК РФ).

Статья 21 УПК РФ. Обязанность осуществления уголовного преследования

1. Уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

2. В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

3. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего.

Читать еще:  Комментарии к ст 161 ук рф

4. Требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных настоящим Кодексом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

5. Прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве.

Комментарии к ст. 21 УПК РФ

1. Закрепленный в коммент. ст. принцип публичности пронизывает все стадии уголовного процесса и распространяется на все органы (должностных лиц), осуществляющие уголовный процесс, за исключением суда и судьи .

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2000. N 5. Ст. 611.

2. На стадии возбуждения уголовного дела следователь (дознаватель и др.) обязан принять, рассмотреть и разрешить заявление (сообщение) о любом преступлении . После возбуждения уголовного дела по не подследственному ему преступлению он должен произвести неотложные следственные действия и только после этого направить дело в орган, правомочный завершить по нему предварительное расследование.

Исключением из этого правила признаются случаи, когда законодатель право проведения проверки по заявлению (сообщению) о преступлении и возбуждения уголовного дела в отношении конкретного должностного лица предоставил строго определенному органу предварительного расследования. Например, согласно требованиям ст. 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» следователи органов внутренних дел не могут проводить проверку сообщений о фактах правонарушения, совершенного прокурором или следователем Следственного комитета при прокуратуре РФ, возбуждать против них уголовное дело (за исключением случаев, когда прокурор или следователь застигнут при совершении преступления), производить расследование.

3. Компетенция же органов дознания в ст. 157 УПК законодателем ограничена определенной категорией происшествий. Соответствующие органы дознания, начальники органов дознания, начальники подразделений дознания и дознаватели не вправе возбуждать уголовное дело, им не подведомственное. К примеру, командир воинской части не может возбудить уголовное дело о происшествии, которое не было совершено, во-первых, подчиненным ему военнослужащим или гражданином, проходящим военные сборы (лицом гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением им своих служебных обязанностей), а во-вторых, в расположении воинской части.

4. В случае поступления в какой-либо орган дознания заявления (сообщения) о не подведомственном ему преступлении дознаватель принимает заявление (сообщение) (ст. ст. 141, 144 УПК), регистрирует его и направляет «по подследственности». В этом случае он обязан принять меры к сохранению следов преступления.

5. От имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения уголовное преследование могут осуществлять не только прокурор, следователь, дознаватель, но и:

— орган дознания (п. п. 11, 24 ст. 5, ч. 2 ст. 21 и др. статьи УПК);

— руководитель и члены следственной группы (ст. 163 УПК);

— руководитель следственного органа (п. п. 47, 55 ст. 5, ст. 39 УПК);

— начальник органа дознания (ч. ч. 3 и 4 ст. 41, ст. 225 УПК);

— начальник подразделения дознания (ст. 40.1 УПК);

— руководитель группы дознавателей (ст. 223.2 УПК).

6. Следователь (дознаватель и др.) не только вправе, но и обязан осуществлять от имени государства уголовное преследование. Возложение на него законодателем такой обязанности является одной из гарантий обязательности осуществления уголовного преследования по большинству составов преступлений. Наличие рассматриваемой обязанности отличает его от других субъектов, наделенных полномочием реализовать уголовное преследование, а именно: от частного обвинителя, потерпевшего, его законного представителя и представителя, гражданского истца и его представителя.

7. Согласно содержанию положений, закрепленных в коммент. ст., во время производства предварительного расследования следователь (дознаватель и др.) должен с учетом требований подследственности принять все возможные меры для раскрытия преступления и доказывания наличия либо отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию.

8. Исключениями из принципа публичности являются положения ст. ст. 23, 25 УПК, порядок разрешения заявлений о преступлениях, перечисленных в ст. 20 УПК, а также рассмотрения дел частного (частно-публичного) обвинения (см. также комментарий к ст. ст. 20, 23, 25 УПК).

9. Согласно ч. 4 коммент. ст. требования, поручения и запросы следователя (дознавателя и др.), предъявленные в пределах его полномочий, установленных УПК, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

10. Так же как и в предыдущих частях коммент. ст., в ч. 4 закреплена идея, которая должна распространяться не только на указанных в ней лиц, но и на требования, поручения и запросы руководителя и члена следственной группы (группы дознавателей), начальника подразделения дознания и начальника органа дознания.

11. В случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства указанных требований, поручений или запросов на нарушителей может быть наложено денежное взыскание в размере до 2500 руб. в порядке, установленном ст. 118 УПК (ст. 117 УПК).

12. Неисполнение законных требований может повлечь и иные формы ответственности. Так, вызванный следователем (дознавателем и др.), но не явившийся на допрос без уважительной причины свидетель может быть подвергнут принудительному приводу органом дознания (органом внутренних дел) на основании постановления должностного лица, в чьем производстве находится уголовное дело, а нарушивший требования меры пресечения может быть подвергнут более строгой из общего арсенала таких мер. За некоторые действия, связанные с неисполнением требований органа, осуществляющего производство по делу, предусмотрена уголовная ответственность (например, за отказ свидетеля от дачи показаний; за растрату, отчуждение, сокрытие или незаконную передачу имущества, подвергнутого описи или аресту, совершенные лицом, которому это имущество вверено ; за осуществление служащим кредитной организации банковских операций с денежными средствами (вкладами), на которые наложен арест).

См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. С. 35.

13. В КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя (ст. 17.7 КоАП РФ).

14. Требования, поручения и запросы следователя (дознавателя и др.), предъявленные в пределах его процессуальных полномочий, обязательны для исполнения всеми юридическими и физическими лицами вне зависимости от того, какую предусмотренную УПК цель они преследуют. Включение данного требования в статью, именуемую «Обязательность осуществления уголовного преследования», не должно расцениваться как то, что эти требования, поручения и запросы могут быть использованы только в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Они могут (и должны) быть использованы в целях защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Об этом прямо не сказано в коммент. ст., но такой вывод можно сделать исходя из закрепленного в ст. 6 УПК назначения уголовного судопроизводства .

См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу. М.: Экзамен XXI, 2002. С. 64 — 65.

15. Под прокурором в ч. 5 коммент. ст. понимается прокурор, надзирающий за соблюдением законов органами, осуществляющими предварительное расследование.

16. Прокурору ч. 5 коммент. ст. предоставлена не просто возможность заключать досудебное соглашение о сотрудничестве. Законодатель разместил данное его право не в ст. 37 УПК, регламентирующей статус прокурора, а в ст. 21 УПК, где объединены правовые положения, касающиеся обязанности осуществления уголовного преследования. Соответственно, ч. 5 этой статьи не столько указывает на расширение статуса прокурора, сколько по иному представляет его обязанность по уголовному преследованию от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения.

17. В то же время законодатель еще раз акцентирует внимание правоприменителя на том обстоятельстве, что досудебное соглашение о сотрудничестве не может быть заключено, пока не вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, и что такое соглашение может быть заключено лишь с подозреваемым или обвиняемым.

18. Здесь ничего не сказано о защитнике подозреваемого (обвиняемого). Думается, это не упущение законодателя, а его принципиальный подход. Прокурор заключает досудебное соглашение о сотрудничестве не с защитником, а с его подзащитным. Роль защитника — обеспечить соблюдение законных прав и интересов подозреваемого (обвиняемого) при заключении искомого соглашения. Именно поэтому законодатель требует в ст. 317.3 УПК составлять досудебное соглашение о сотрудничестве с участием защитника, который таковое подписывает вместе со своим подзащитным.

Читать еще:  Незаконное использование товарного знака ук рф

19. См. также комментарий к ст. ст. 5, 39, 73, 144, 157, 317.3 УПК .

Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Обязанность осуществления уголовного преследования. Комментарий к статье 21 УПК.

Статья 21. Обязанность осуществления уголовного преследования

Статья 21. Обязанность осуществления уголовного преследования

1. Уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

2. В каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

3. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего.

4. Требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных настоящим Кодексом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

5. Прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 21. Обязанность осуществления уголовного преследования

статьи 20, 21, 22, 24, 147, 212, 318 и 319, как позволяющие дознавателю, органу дознания с согласия прокурора переквалифицировать уголовное преследование по обвинению в преступлении публичного обвинения на преступление частного обвинения, при этом не прекратив уголовное дело частного обвинения при отсутствии обстоятельств, предусмотренных частью четвертой статьи 20 и частью третьей статьи 318 данного Кодекса, продолжив предварительное расследование и направив уголовное дело в суд с обвинительным актом, даже если оно было возбуждено с согласия прокурора в публичном порядке, однако затем ввиду незаконной квалификации частично прекращено по реабилитирующим основаниям, а преступление, предусмотренное пунктом «а» части второй статьи 115 УК Российской Федерации, переведено в категорию частного обвинения;

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин М.С. Андронов, отбывающий уголовное наказание в виде лишения свободы, просит признать не соответствующими статьям 2, 18, 19 (часть 1), 33, 45, 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 50 (часть 3) и 52 Конституции Российской Федерации части первую и вторую статьи 21, часть первую статьи 123, часть первую статьи 125, часть первую статьи 144, часть первую статьи 145, часть первую статьи 151, пункт 7 части третьей и часть четвертую статьи 389.28 УПК Российской Федерации.

Полномочие прокурора по заключению с подозреваемым (обвиняемым) досудебного соглашения о сотрудничестве было предоставлено Федеральным законом от 29 июня 2009 г. N 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (часть 5 статьи 21 УПК РФ).

2.2. Закрепленное в части первой статьи 389.1 УПК Российской Федерации право прокурора на апелляционное обжалование в том числе промежуточных судебных решений обусловлено наделением его в соответствии с положениями Федерального закона от 17 января 1992 года N 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» и статьями 21 и 37 этого Кодекса полномочиями по осуществлению от имени государства в публичных интересах уголовного преследования и поддержанию обвинения в суде по делам публичного и частно-публичного обвинения.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации возлагает обязанность осуществления уголовного преследования по уголовным делам публичного и частнопубличного обвинения на прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя, обязывает их в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать предусмотренные этим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (части первая и вторая статьи 21), определяет, что поводом для возбуждения уголовного дела является сообщение о преступлении (заявление о преступлении, явка с повинной, рапорт об обнаружении преступления), а основанием — наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (пункт 43 статьи 5 и статьи 140 — 143), а также прямо предусматривает, что дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной этим Кодексом, и в срок не позднее трех суток со дня поступления данного сообщения принять по нему одно из следующих решений: о возбуждении уголовного дела; об отказе в возбуждении уголовного дела; о передаче сообщения по подследственности, а по уголовным делам частного обвинения — в суд (часть первая статьи 144 и часть первая статьи 145).

Федеральным законом от 29 июня 2009 г. N 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» статья 21 УПК РФ дополнена частью 5, согласно которой прокурор вправе после возбуждения уголовного дела заключить с подозреваемым или обвиняемым досудебное соглашение о сотрудничестве.

Руководствуясь статьями 198, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемых действий министерства незаконными и нарушающими права и законные интересы общества. Суды исходили из того, что требования, поручения и запросы прокурора, сотрудника Следственного органа, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (часть 4 статьи 21 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, часть 2 статьи 7 Федерального закона от 28.12.2010 N 403-ФЗ «О следственном комитете Российской Федерации). Судами установлено, что следственными органами проводилась проверка по заявлению участника и генерального директора общества Левина М.Н. по факту фальсификации решения от 19.05.2015 о возложении полномочий генерального директора на другое лицо, на основании которого принято решение от 27.05.2015 о государственной регистрации изменений в ЕГРЮЛ; постановлением следователя Следственного отдела по Центральному району г. Калининграда от 23.09.2015 Левин М.Н. признан потерпевшим по уголовному делу N 390516/15.

Осуществление уголовного преследования от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения прокурором, а также следователем и дознавателем (часть первая статьи 21 УПК Российской Федерации) обязывает их к точному установлению причиненного преступлением ущерба, как того требует часть первая статьи 73 УПК Российской Федерации, которая прямо относит к числу подлежащих доказыванию обстоятельств наряду с событием преступления (пункт 1) характер и размер причиненного им вреда (пункт 4), обеспечивая тем самым не только правильную квалификацию содеянного и назначение справедливого наказания, но и доказывание предмета заявленного по уголовному делу гражданского иска.

При этом уголовно-процессуальным законодательством уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.1 УК Российской Федерации, отнесены к делам публичного обвинения, по которым прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель в каждом случае обнаружения признаков преступления принимают предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации меры по установлению события преступления, изобличению виновных в его совершении (статья 21 данного Кодекса).

Также заявитель оспаривает конституционность статей 21 «Обязанность осуществления уголовного преследования», 125 «Судебный порядок рассмотрения жалоб», 144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении», 145 «Решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении» и 448 «Возбуждение уголовного дела» УПК Российской Федерации, полагая, что они исключают возможность проведения в установленном уголовно-процессуальным законом проверки сообщения о преступлении на предмет выявления наличия или отсутствия признаков преступления против правосудия в действиях судей Верховного Суда Российской Федерации.

Осуществление уголовного преследования от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения прокурором, а также следователем и дознавателем (часть первая статьи 21 УПК Российской Федерации) обязывает их к точному установлению причиненного преступлением ущерба, как того требует часть первая статьи 73 УПК Российской Федерации, которая прямо относит к числу подлежащих доказыванию обстоятельств наряду с событием преступления (пункт 1) характер и размер причиненного им вреда (пункт 4), обеспечивая тем самым не только правильную квалификацию содеянного и назначение справедливого наказания, но и доказывание предмета заявленного по уголовному делу гражданского иска.

Читать еще:  Клевета уголовный кодекс российской федерации

При этом уголовно-процессуальным законодательством уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.1 УК Российской Федерации, отнесены к делам публичного обвинения, по которым прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель в каждом случае обнаружения признаков преступления принимают предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации меры по установлению события преступления, изобличению виновных в его совершении (статья 21 данного Кодекса).

1) проводят необходимые предусмотренные законом мероприятия в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, а также для предупреждения и пресечения преступлений; в каждом случае обнаружения признаков преступления принимают предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в его совершении (ч. 2 ст. 21 УПК РФ); незамедлительно уведомляют военного прокурора об обнаружении признаков преступления;

Осуществление уголовного преследования от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения прокурором, а также следователем и дознавателем (часть первая статьи 21 УПК Российской Федерации) обязывает их к точному установлению причиненного преступлением ущерба, как того требует часть первая статьи 73 УПК Российской Федерации, которая прямо относит к числу подлежащих доказыванию обстоятельств наряду с событием преступления (пункт 1) характер и размер причиненного им вреда (пункт 4), обеспечивая тем самым не только правильную квалификацию содеянного и назначение справедливого наказания, но и доказывание предмета заявленного по уголовному делу гражданского иска о возмещении причиненного преступлением вреда.

Кроме того, при решении вопроса о применении денежного взыскания необходимо исходить из общей нормы ч. 4 ст. 21 УПК РФ, в соответствии с которой требования прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, установленных УПК РФ, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами. Следовательно, неподчинение указанных в ч. 2 ст. 111 УПК РФ участников процесса законным требованиям должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, является, на наш взгляд, основанием для наложения денежного взыскания.

Статья 7. Органы дознания и дознаватели осуществляют уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения (ч. 1 ст. 21 УПК РФ).

В каждом случае обнаружения признаков преступления орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в его совершении (ч. 2 ст. 21 УПК РФ).

Требования, поручения и запросы следователя, предъявленные в пределах полномочий, установленных частью 4 статьи 21 УПК РФ и статьей 7 Федерального закона от 28.12.2010 N 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

В соответствии с частью 2 статьи 21 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в каждом случае обнаружения признаков преступления следователь обязан принимать предусмотренные законом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации уголовное преследование от имени государства по делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляет прокурор, следователь, орган дознания или дознаватель (статья 21). На реализацию целей уголовного преследования и направлены полномочия указанных должностных лиц по возбуждению уголовного дела при наличии к тому предусмотренных законом поводов и оснований, отказу в его возбуждении при их отсутствии и отмене незаконного или необоснованного постановления об отказе в возбуждении дела (статьи 140, 146 — 148).

7. При проверках законности оперативно-розыскных мероприятий, проводимых на основании поручения следователя, руководителя следственного органа, органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве, основываясь на положениях ст. 21 УПК РФ, в каждом отдельном случае рассматривать необходимость проведения дополнительных оперативно-розыскных мероприятий, направленных на раскрытие преступления и выявление причастных к нему лиц.

Статья 21.1. Исключение юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 декабря 2016 г. N 488-ФЗ наименование статьи 21.1 изложено в новой редакции, вступающей в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

ГАРАНТ:

О конституционно-правовом смысле взаимосвязанных положений статьи 21.1 и пункта 7 статьи 22 см. Постановление Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2011 г. N 26-П

Статья 21.1. Исключение юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа

ГАРАНТ:

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 21.1 настоящего Федерального закона

О некоторых особенностях, связанных с применением статьи 21.1 настоящего Федерального закона, см. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 января 2006 г. N 100, а также постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. N 67

1. Юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность (далее — недействующее юридическое лицо). Такое юридическое лицо может быть исключено из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом.

ГАРАНТ:

См. форму справки о непредставлении юридическим лицом в течение последних 12 месяцев документов отчетности, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и форму справки об отсутствии в течение последних 12 месяцев движения денежных средств по банковским счетам или об отсутствии у юридического лица открытых банковских счетов, утвержденные приказом Минфина РФ от 28 февраля 2006 г. N 32н

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 декабря 2016 г. N 488-ФЗ в пункт 2 статьи 21.1 внесены изменения, вступающие в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

2. При наличии одновременно всех указанных в пункте 1 настоящей статьи признаков недействующего юридического лица регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц (далее — решение о предстоящем исключении).

Решение о предстоящем исключении не принимается при наличии у регистрирующего органа сведений, предусмотренных подпунктом «и.2» пункта 1 статьи 5 настоящего Федерального закона.

3. Решение о предстоящем исключении должно быть опубликовано в органах печати, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридического лица, в течение трех дней с момента принятия такого решения. Одновременно с решением о предстоящем исключении должны быть опубликованы сведения о порядке и сроках направления заявлений недействующим юридическим лицом, кредиторами или иными лицами, чьи права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц (далее — заявления), с указанием адреса, по которому могут быть направлены заявления.

Информация об изменениях:

Пункт 4 изменен с 1 сентября 2020 г. — Федеральный закон от 12 ноября 2019 г. N 377-ФЗ

Федеральным законом от 28 декабря 2016 г. N 488-ФЗ пункт 4 статьи 21.1 изложен в новой редакции, вступающей в силу с 1 сентября 2017 г.

4. Заявления должны быть мотивированными и могут быть направлены или представлены по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, в срок не позднее чем три месяца со дня опубликования решения о предстоящем исключении. Эти заявления могут быть направлены или представлены в регистрирующий орган способами, указанными в пункте 6 статьи 9 настоящего Федерального закона. В таком случае решение об исключении недействующего юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц не принимается.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 декабря 2016 г. N 488-ФЗ статья 21.1 дополнена пунктом 5, вступающим в силу с 1 сентября 2017 г.

5. Предусмотренный настоящей статьей порядок исключения юридического лица из единого государственного реестра юридических лиц применяется также в случаях:

а) невозможности ликвидации юридического лица ввиду отсутствия средств на расходы, необходимые для его ликвидации, и невозможности возложить эти расходы на его учредителей (участников);

б) наличия в едином государственном реестре юридических лиц сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности, в течение более чем шести месяцев с момента внесения такой записи.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector